Краткое содержание: Большая руда

В земле зияет огромная дырка кратера. Виктор Пронякин, стоя у её края, наблюдает за движущимися облаками: их тень не могла накрыть весь кратер с движущейся пёстрой толпой людей и машин внизу. Пронякин не верит, что он здесь не зацепился. Ему давно пора бы осесть на одном месте. Восемь лет мотания на работе шофёром было выше крыше: Виктор поработал и в сапёрной автороте, и возил на Урал кирпич, и взрывчатку для строительства на Иркутсткой ГЭС, проработал какое-то время шофёром в Орле, потом - санаторским шофёром в Ялте. А толку то? Хочется уже полноценную жизнь - свой домик, перевезти туда жену, которая до сих пор живёт у родителей, в домик поставить холодильник, телевизор, и главное - детишек завести. Ему ведь уже под тридцать, а его жене - ещё больше. Всё. Решено. Он осядет здесь.


Начальник карьера Хомяков подошёл к Пронякину и просмотрел его документы. Спросив, работал ли тот на дизелях, и получив отрицательный ответ, Хомяков сказал, что на работу его взять не могут. Но Пронякин стоял на своём и не хотел уходить без работы. Тогда ему предложили место в бригаде Мацуева «МАЗ». Хомяков назвал это адской работой.


Машина «МАЗ» была полуразвалившейся жестянкой. Перед тем, как дать Виктору эту работу, Мацуев поинтересовался, сможет ли тот починить её. Если да, то пусть приходит на следующий день. Но Виктор не стал попусту тратить время и тут же принялся за работу. Целую неделю он ремонтировал машину, чиня её от зари до зари. В поисках запчастей он даже обшарил все свалки. Но починил. Наконец, он смог начать работать в карьере. У его «МАЗа» была хорошая проходимость на грунтовой почве, но для выполнения нормы Виктору приходилось работать больше других рабочих в бригаде, которые ездили на «ЯАЗах». Виктор ежедневно делал на семь ездок больше других. Несмотря на то, что это было тяжело, он в первый же день доказал всем, что он находится вне конкуренции и ему нет равных в бригаде.


Бригадир Мацуев назвал Виктора лихим - мол, ездит тут, как Бог, и обдирает всех. Виктор не понял, восхищение это или осуждение. Однако позже бригадир раскритиковал его излишнее старание: «Ты сначала здесь пуд соли съешь, а потом и претендуй». И понял Пронякин, что его считали рвачом и крохобором, который претендует на высокий заработок и статус лидера. Однако он не собирался подстраиваться под других. Ему было всё равно, что о нём подумают - он не хотел тратить время, ходя в учениках, и стремился поскорее заработать достаточно денег, чтобы обустроить свою жизнь. Пошёл дождь, глина на дорогах карьера размякла, и ездить по ней стало невозможно. «Гиблое место», - решил Пронякин. Ждать было невыносимо.


Через некоторое время наступил день, когда выглянуло солнце, высушило дороги, и можно было начать работу. Однако через четыре поездки на ветровое стекло «МАЗа» Пронякина упали первые крупные капли. Пронякин свалил породу и понёсся обратно. Карьер быстро пустел. Но в отличии от мощных, но неповоротливых «ЯАЗов», его «МАЗ» мог подняться по быстро размягчавшейся карьерной дороге. Это было, конечно, опасно, но если уметь - можно было попробовать. Выезжая из карьера, Пронякин увидел шофёров, которые угрюмо смотрели ему вслед, и услышал чей-то свист. Не обратив на них внимания, Виктор продолжил работу. Во время обеденного перерыва к нему подошёл Федька, шофёр из его бригады. Он спросил его, зачем Виктор выставляется.

Пора бы прекратить ему строить из себя смельчака. Подумаешь, у него «МАЗ» проворнее. Услышав эти несправедливые обвинения, Пронякину захотелось прямо сейчас собраться и уехать домой. Но у него не было дома. Более того, он уже вызвал жену к себе, она была уже в пути, так что дороги назад у него не было. И Пронякин снова приняла за работу. В этот момент Антон, работающий на экскаваторе, нашёл сгусток синеватой породы. «Неужели руда?!». Все на стройке с нетерпением ждали того момента, когда наконец-то они достигнут её месторасположения. Волнение не обошло и Пронякина. Когда куски руды Виктор собрался везти начальнику, Хомяков остудил его пыл - мол, и раньше находили случайные камни. А потом снова пустая почва. Не слушая его, Пронякин ушёл. Антон сказал ему , что он уже долгое время копал и копал, и руда не думала прекращаться. Кроме них двоих никто больше не работал из-за дождя.

И только они знали о произошедшем. Окрылённый мыслью о том, что судьба наконец-то стала расположена к нему, он гнал перегруженный «МАЗ» выше и выше. «Я им докажу», - проносилось у него в голове. Под «ними» он имел в виду и бригаду, и начальника, и весь мир. Когда оставалось ещё чуть-чуть до поверхности, Виктор крутанул руль резче, чем надо было - и грузовик заскользил в сторону. Виктор попытался было выправить её ход, но тщетно - машина, качаясь из стороны в сторону, сползал по горизонтам карьера, и ускоряла падение. Перед тем, как потерять сознание, Пронякин успел выключить двигатель.


Вечером этого же дня его навестила в больнице вся бригада. Они чувствовали себя виноватыми за те попрёки, что они высказывали ему, и наперебой желали ему выздоровления. Стараясь ободрить его, они называли его «человеком с широкой костью», энергичным и одним из тех, которые так просто не умрут. Но по их лицам Пронякин понял, что всё очень плохо. Когда же они ушли и его начала окутывать боль, он лежал и вспоминал счастливые моменты своей жизни. Оказалось, что их всего два: первый, когда они с женой только поженились, а второй сейчас, когда он вёз большую руду.
Руда пошла тогда, когда серый вездеход увозил тело Виктора в морг в Белгороде. Уже через четыре часа яркий паровоз, весь в цветах и кленовых ветках, торжествующе-долго прогудел и потащил первые двадцать вагонов, наполненные рудой.

Краткое содержание романа «Большая руда» пересказала Осипова А. С.

 

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Большая руда». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.