Краткое содержание: Дознание

Изначально автора хотел сотворить современную «Божественную комедию», где бы были употреблены материалы из процесса франкфуртского над нацистскими преступниками. Он повторил построение 1 и 2 частей эпопеи Данте. Всего во всех песнях по 3 эпизода, и их всего насчитывается 33, как и у Данте. 18 подсудимых представили настоящие лица в пьесе, которые предстали в 1963 г. перед судом, и фигурировали под своими истинными именами. А девятеро безымянных свидетелей, двое из которых придерживались стороны администрации лагеря, а остальные являлись бывшими узниками, резюмировали пережитое и испытанное сотнями людей.


Первый очевидец, который служил начальником на станции, куда приходили эшелоны с людьми, утверждал, что не знал ничего о массовом истреблении людей и не думал о том, какая же ждёт участь узников, которые обречены на рабский труд. Другой свидетель, который отвечал за отход эшелонов, говорил о том, что не ведал, кого в вагонах перевозят, поскольку ему было настрого воспрещено в них заглядывать. Третий свидетель, являющийся бывшим узником, рассказал о том, что их строили, выгружали из вагонов, избивали палками, отделяли женщин с детьми от мужчин, а врачи - Шатц, Франк, Капезиус и Лукас, которые сидят и сейчас на лавке подсудимых, вместе с прочими офицерами устанавливали, кто из новоприбывших являлся трудоспособным. Больных вместе со стариками направляли в газ. Обычно третья часть эшелона были трудоспособные люди. Подсудимые утверждали, что они пробовали отказываться от участия в селекции, но руководителя объясняли им, что лагерь является тем же фронтом, и что любое уклонение от службы будет наказываться словно дезертирство. Еще один свидетель утверждал, что с 1942г. по 1943г. было исключены у заключённых ценности стоимостью в сто тридцать два миллиона марок. Эти драгоценности поступали в министерство промышленности и рейхсбанк.


Свидетели, которые ранее также были узниками, рассказывали об условиях, в которых им приходилось жить. Это были бараки, рассчитанные на 500 человек, очень часто в них размещалось больше людей в 2 раза; на всех нарах лежало по 6 человек, и разворачиваться на иной бок доводилось всем сразу. Одеяло имелось только 1. В бараках топили очень редко, всем узникам выдавали по одной миске: для умывания, для еды и вместо туалета ночью. Днем они питались так, что получали всего тысячу триста калорий, хотя при тяжкой работе человек должен получать не меньше четырех тысяч восьмисот калорий. В итоге люди настолько ослабевали, что становились тупыми и даже не могли вспомнить свои фамилии. Выживали только те, кто устраивались на какую-то внутрилагерную должность, к примеру, специалистом или в рабочую вспомогательную команду.


Одна из свидетелей, которая тоже была бывшей узницей, работав в политическом отделе лагеря под руководством Богера, рассказала о зверских убийствах и пытках, совершаемые на неё глазах. Она составляла перечни умерших людей и четко знала о том, что из каждой сотне новичков через семь дней оставалось в живых не больше сорока человек. Богер, который сидел на лавке подсудимых, отрицал тот факт, что пользовался пытками на допросах, однако когда его уличили во лжи, он сослался на приказ и на невыполнимость другим методом добиться от преступников и врагов страны признания. Подсудимый был уверен, что телесные кары нужно и сейчас ввести, чтобы предупредить огрубение нравов, к тому же такой метод не помешает и в воспитании несовершеннолетних.
Бывшая узница, которая несколько месяцев провела в 10 блоке медицинских экспериментов, рассказала о том, что молодым девицам облучали рентгеновским аппаратом яичники, после этого удаляли полностью половые железы и после этого девушки умирали. Помимо этого, проводили опыты по неестественному оплодотворению: на 7 месяце беременности женщине делали аборт, и если ребёнок оставался живым, его убивали и разрезали.


Бывшие заключённые рассказывали на суде о подсудимом Штарке. На тот момент ему было всего 20 лет. Он готовился к экзаменам. Свидетели показали, что он принимал активное участие в массовых расстрелах и сам убивал детей и женщин. Но защитник обратил внимание суда на молодой возраст Штарка и на то, что в послевоенное время он попал в нормальные условия и занялся изучением сельского хозяйства, работал референтом экономического совета и вплоть до ареста своего преподавал в аграрном училище. Подсудимый Штарк объяснил суду, что с детства свыкся с верой в непогрешимость закона и воздействовать по приказу.


Свидетель всех расстрелов, в бывшем студент и медик, работающий в команде, где убирали трупы, рассказал о том, что во дворе 11 блока умерли тысячи людей. Во время массовых казней, как правило, присутствовал комендант лагеря, его помощник и начальник политического отдела с сотрудниками. Все подсудимые отрицали своё участие в массовых расстрелах.
Один из свидетелей обвинил фельдшера Клера в умерщвлении узников с помощью уколов фенола в самое сердце. Подсудимый вначале начал отрицать, что сам убивал людей, но под натиском улик признался во всем. Выяснилось, что жертвами инъекций фенола стало примерно 30000 человек. Бывший лагерный врач признался суду, что для своих изучений употреблял человеческое мясо, потому что солдаты охраны пожирали конину и говядину.


Свидетель, в бывшем врач из заключённых и работник в зондеркоманде, которая обслуживала крематории, рассказал суду о том, что для массовых умерщвлений узников использовали препараты синильной кислоты, в том числе и газ «Циклон-Б». В зондеркоманде, которая подчинялась д-ру Менгеле, работало 860 узников, которых спустя какое-то время убивали и набирали новые составы. Новоприбывшие, которых отбирали для истребления, вводили в раздевалку, где помещались примерно 2000 человек. Им объясняли, что их ждёт дезинфекция и баня. После этого их загоняли в смежное помещение, и сверху, в особые отверстия в потолке выкидывали газ, который сразу же испарялся, и спустя 5 минут все от удушья умирали. После этого включали вентиляцию, выкачивали газ из помещения, трупы переносили к грузовым лифтам и подымали к печам, наверх. Свидетель утверждал, что в лагере было убито более 3 миллионов человек и все шесть тысяч сотрудников из администрации лагеря знали о массовом истреблении людей.


Подсудимый Мулька, являющийся адъютантом коменданта в лагере, сказал суду о том, что узнал об акциях истребления только под конец своей службы. Он заявил о том, что они были уверены, что все это делалось для достижения военных целей, и только повиновались приказам. Он обратился к суду и сказал о том, что они исполняли свой долг во время войны, несмотря на то, что приходилось им довольно трудно. Но теперь уже было намного благоразумнее заниматься прочими делами.


Краткое содержание «Дознание» пересказала Осипова А. С.

 

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Дознание». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Яндекс.Метрика