Краткое содержание: Дым отечества

Художник-реставратор из города Ленинград Николай Генрихович Вермель получил приглашение посетить село Михайловское. Приглашал его известный пушкинист Швейцер. Хотя Вермель выполнял в Новгороде достаточно срочную работу по восстановлению фресок Троицкой церкви, но, не задумываясь, отложил ее и поехал в Михайловское вместе со своим учеником и помощником Пахомовым. Швейцер занимался тем, что искал в архивах Михайловского музея неизвестные стихи Пушкина или его документы.
В поездку вместе с художником была приглашена и дочь хозяйки их квартиры. Это была красивая женщина, актриса одесского театра. В Михайловском ей понравилось все - и аллеи, белые от пушистого снега, и старинный дом, и интересное общество. Порадовали Татьяну Андреевну и поклонники ее таланта - одесские студентки.

В один из дней актрису поджидал неожиданный сюрприз. Когда она вошла в комнату у нее вырвался вздох и ослабели ноги. Опустившись в кресло, Татьяна Андреевна еще раз внимательно поглядела на стену, где висел портрет с изображенной красавицей, как две капли воды похожей на нее. «Это моя прабабка - Каролина Сабанская», - объяснила она своим спутникам.

Прадед Татьяны Андреевны, некто Чирков, служил в Одессе в драгунском полку. Это был год пребывания в городе Пушкина. Каролина считалась в обществе одной из самых блистательных красавиц, и даже сам поэт был в нее влюблен. Но Каролина предпочла выйти замуж за драгуна, и они расстались с поэтом. Кстати, сестра этой красавицы-авантюристки графиня Ганская в своем втором замужестве была супругой Бальзака. Вспомнила Татьяна Андреевна и портрет Пушкина, который хранился у ее киевского дядюшки.
Этот рассказ поразил Швейцера. Он знал, что, расставаясь с Каролиной, поэта подарил ей на память свой портрет. На нем он был изображен с листом, на котором написано стихотворение, посвященное очаровательной полячке. Пушкинист решил незамедлительно ехать в Киев.
Приехав в украинскую столицу, Швейцер сумел отыскать дядюшку актрисы, но портрета у него не оказалось. Во время кризиса, чтобы немного поправить свое положение, он продал его антиквару Вальберу, живущему в Одессе. Швейцер оправился в Одессу, где выяснил, что и у Вельбера портрета уже нет. Тот подарил его племяннику, работающему в Ялте, в туберкулезном санатории, ведь никакой художественной ценности этот портрет не имел.
Перед отъездом из Одессы Швейцер побывал у Татьяны Андреевны, которая решила ехать с ним в Ялту. В том самом туберкулезном санатории, где должен быть портрет Пушкина, умирал ее хороший знакомый актрисы, испанец Рамон Перейро, которому было всего двадцать два года. Он вместе с другими республиканцами приехал в России, но тяжело заболел из-за непривычного климата.

Как-то раз, гуляя за городом, Рамон, опустившись на колени, признался Татьяне Андреевне в любви. Но она не отнеслась серьезно к такому напыщенному и эмоциональному признанию. Ей вообще это показалось несколько неуместным, ведь Рамон был моложе ее на десять лет, и дочке уже исполнилось восемь. Поэтому Татьяна Андреевна ответила лишь веселым смехом, а Рамон резко вскочил и сразу убежал. Теперь она все время испытывает угрызения совести за свой поступок, ведь Рмон был искренним, а театральность - это вторая натура испанцев.
Врачи в санатории сказали ей, что надежды на выздоровление уже нет и позволили навестить его. Опустившись на колени перед кроватью Рамона. она увидела, что он ее узнал. Но только слезы катились по его почерневшему, исхудавшему лицу.
Швейцер же занимался портретом. Он отыскал его в санатории и вызвал Вермеля. Нужна была реставрация, но делать это можно было только на месте. Также приехал и Пахомов, который попросил именно его послать в Ялту. Было очевидно, что, кроме профессионального, у Миши есть и какой-то личный интерес, замеченный учителем еще в Новгороде.
С помощью Пахомова получилось все же прочитать строчки стихотворения на листе, который держал Пушкин. Это была строфа: «Редеет облаков летучая гряда...» Сама по себе эта находка не являлась сенсацией, но для Швейцера было важнее лично прикоснуться к частичке жизни поэта.
Пахомову же особенную радость доставила встреча с Татьяной Андреевной. Он ни разу даже не намекнул ей о своей любви, она также молчала в ответ, но весной 1941 года переехала в Кронштадт, чтобы быть поближе к Ленинграду и Новгороду.
Татьяна Андреевна была на острове Эзель в составе театральной бригады Балтфлота, когда началась война. Актриса ушла в санитарки и эвакуировалась перед тем, как героический остров пал. Затем ее путь лежал в Тихвин, но самолет совершил вынужденную посадку в местечке рядом с Михайловским, где базировался партизанский отряд.

У самолета ремонтировали перебитый бензопровод. А Татьяна Андреевна решила в это время побывать в Михайловском. Она не знала, что Швейцер жил здесь, охраняя спрятанные музейные ценности и отдельно хранящийся портрет Сабанской. Татьяна Андреевна совершенно случайно встретила Швейцера и поняла, что его душевное здоровье немного расстроено. На рассвете они улетели на Большую землю.

Приехав в Ленинград, они стали искать Вермеля и Мишу. В начале войны Николай Генрихович срочно поехал в Новгород, чтобы собрать и перевезти музейные ценности в Кострому, оставшись с дочкой и мамой Татьяны Андреевны в Новгороде. Когда началась оккупация, они втроем попытались уйти из города, но прошли только вдвоем - пожилая женщина погибла.

Пахомов ушел на фронт и долго не подавал никаких вестей. Он был направлен на южное направление, где писал заметки во фронтовую газету. Отражая немецкий десант, был ранен.Все это время он помнил о Татьяне Андреевне и тосковал по ней. Его госпиталь постоянно перемещался - линия фронта двигалась к Волге.

Жить в Ленинграде становилось все сложнее. По настоянию Татьяны Андреевны Вермель и Швейцер вместе с ее дочкой Машей уехали в Сибирь. Сама она осталась в театре. Так она оказалась совершенно одна. Дома было холодно, и актриса часто оставалась ночевать в костюмерной, где наедине с портретом Сабанской, размышляла, что после ее смерти не останется ничего - ни улыбки, ни глаз. Жаль, что теперь не пишут, как в старину, портреты.

И вот однажды она смотрела на улицу, прижавшись к стеклу, и увидена, как по пустынной улице идет человек, одетый в шинель, с перевязанной рукой. Она узнала в нем Мишу Пахомова. Когда была прорвана блокада, вернулись в Ленинград и те, кто был в эвакуации.

Постепенно начала налаживаться жизнь. Вермель и Пахомов хотели как можно быстрее приступить к восстановлению разрушенных войной памятников в Петергофе, Пушкине, Павловске и Новгороде. Они мечтали, что уже через несколько лет люди не смогут себе представить, что на этой великолепной земле зверствовали фашистские захватчики.

Краткое содержание романа «Дым отечества» пересказала Осипова А. С.

 

 

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Дым отечества». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.