Краткое содержание: Письма к провинциалу

Данные письма представляют собой интересную полемику автора иезуита и яростного гонителя приверженцев учения Янсения - голландского теолога, который противопоставил тех, кто якобы является истинно верующим, остальному народу, который лишь формально приветствует церковное учение. Парижское аббатство Пор-Рояль стало настоящим оплотом подобного учения во всей Франции. В стенах аббатства Паскаль проводит несколько лет.
Он входит в полемику с иезуитами. Руководствуясь здравым смыслом, автор приводит свои аргументы. Первой темой интересной дискуссии стало своеобразное учение, посвященное благодати. Точнее, ее таким образом трактовали сами отцы-иезуиты, и приверженцы Янсения. Мудрецы признали, что все люди на этом свете наделены особой благодатью, но для того, чтобы ни могли на практике ощутить ее мощь, они нуждаются в действенной благодати, которую Бог посылает не каждому. Янсенисты утверждают, что любая благодать уже наделена действенной силой, но постичь ее может далеко не каждый. У автора возникает вопрос: в чем же тогда состоит разница? Ответ он получил достаточно быстро. Оказывается, что главное расхождение с приверженцами Янсения у иезуитов состоит только на уровне определений. Желая больше углубиться в этом деле, автор идет к теологу, который был ярым противником янсенистов. На данный вопрос он отвечает следующее: дело совсем не в том дана ли благодать всем или малому количеству посвященных, а в том, что янсенисты не признали тот факт, что праведные люди в состоянии исполнять все заповеди Божьи так, как устроено в рамках нашего понимания. Логикой тут и не пахло.
Иезуиты сохраняют подобную последовательность в рассуждении о действиях, несущих грех. В том случае, когда действующая благодать является откровением от Бога, выражающее его волю побуждения нас к действую и желанию эту волю исполнять, то в чем же кроется расхождение с янсенистами, рассматривавшими в этой благодати настоящий Божий дар? А именно в том, что, если верить иезуитам, Бог посылает действующую благодать всем людям при каждом моменте искушения: если бы у нас при всяком искушении небыло действующей благодати, чтобы удержать ас от греха, то, какой бы грех мы ни совершили, он не может быть вменен нам». Янсенисты полагают, что все грехи, которые совершились без действующей благодати, не стали от этого менее темными. Другими словами, оправдывают все неведением. Но давно уже известно, что такое понятие, как неведение совсем не освобождает от ответственности человека, совершившего греховный поступок. Автор повести начинает думать над тем, почему иезуиты принимают столь казуистические понятия. Ответ, как оказалось, очень прост: иезуиты испытывают очень хорошее мнение о себе, что желают сделать так, чтобы их власть была как можно шире распространена. Именно по этой причине они прибегают к политике казуистов, которые всему могут найти красивое объяснение. К примеру, к ним приходит человек, который хочет вернуть несправедливо полученное имущество. Они его начнут расхваливать и этим укрепят свое богоугодное дело. Но в том случае, если к ним придет такой человек, который не захочет ничего возвращать, но хочет откупиться от греха, они найдут причины дать ему отпущение. Именно средствами подобного стиля руководства иезуиты и пытаются распространиться по всему миру. Они выдвигают доктрину вероятных мнений, дабы хоть каким-то образом оправдать собственное лицемерие. Она состоит в том, что опытный человек может придерживаться, как одного вывода из его наблюдений, так и другого. Основания этому - простые рассуждения. Познающий человек может следовать любому мнению, которое ему больше по душе. Благодаря этому, они испытывают абсолютно полную свободу совести. Казуисты отвечают на заданные авторам вопросы: «Мы отвечаем только то, что нам приятно, или, вернее, что приятно тем, кто спрашивает нас». Понятное дело, что при такой политике этим людям приходится находить всевозможные уловки, чтобы можно было уклониться от авторитета Евангелия. К примеру, в Святом Писании указано: «От избытка вашего давайте милостыню». Казуисты изобрели отличный способ освободить знатных людей от подобной обязанности. Они практически подкорректировали смысл слова «избыток»: «То, что откладывают люди для превозношения себя и своих близких, не является избытком. Поэтому едва ли когда-нибудь окажется избыток у людей светских даже у королей.». Иезуиты наполнены таким же лицемерием. Они исправляют правила «для людей всякого рода, то есть для дворянства, людей третьего сословия и духовенства». Отныне священнику, который испытал на себе грех беспутства, можно проводить богослужения. Они аргументируют это тем, что если лишить священника такой возможности, служить будет уже некому. «А между тем большое число обеден служит к большей славе Бога и большой пользе для души». Правила для слуг стали очень гибкими. Например, слуга идет на безнравственное поручение своего хозяина, но делает это только для того, чтобы получить временную выгоду. Такой слуга легко получит отпущение. Кражи хозяйского имущества тоже легко оправдываются: «если другие слуги того же разряда получают больше в другом месте». Автор с насмешкой замечает, что при судебном разбирательстве подобное оправдание учитываться не будет.
Далее идет рассказ о том, каким образом иезуиты соединили законы света с правилами Евангелия. «Не воздавайте никому злом на зло» - так говорится в Святом Писании. «Из этого явствует, что человек военный может тотчас же может начать преследовать того, кто его ранил, правда, не с целью воздать злом за зло, но для того, чтобы сохранить свою честь». Убийства оправдываются подобным образом. Главное, чтобы никто не желал нанести вред противнику, а только поступить так, чтобы принести себе большое благо: «следует убивать лишь когда это уместно и имеется хорошее вероятное мнение». «Откуда только берутся подобные откровения!» - в полнейшей растерянности рассуждает автор. И получает ответ: от «совсем особенных озарений».
Воровство теперь можно легко оправдать. «Если встретишь вора, решившегося обокрасть бедного человека, для того, чтобы отклонить его от этого, можно указать ему какую-нибудь богатую особу, которую он может обокрасть вместо того». Подобные рассуждения записаны в труде «Практика любви к ближнему». «Любовь эта, действительно необычна - рассуждает автор, - спасать от потери одного, причиняя ущерб другому». Иезуиты с интересом рассуждают о людях, которые занимаются ворожбой: надо ли возвращать деньги своим клиентам или нет? «Да» в том случае, когда гадатель ничего не знает из чернокнижия. «Нет» тогда, когда он читается очень хорошим колдуном, просто ошибся. «Сумма грехов» не менее интересная книга иезуита. «Зависть к духовному благу ближнего есть смертный грех, но зависть к благу временному только простительный грех» по той причине, что временные вещи являются ничтожными для Бога и ангелов. Оправдывается и соблазнение: «девица владеет своей девственностью так же, как и своим телом», и «может располагать им по усмотрению».


Здесь же помещено оправдание соблазнителя: «девица владеет своей девственностью так же, как своим телом», и «может располагать ими по усмотрению».
Учение о «мысленных оговорках» олицетворяет собой поразительное новшество. Оно позволяет давать ложные клятвы и лжесвидетельствовать. Достаточно просто после того, как оговорить: «Клянусь, что не делал этого» и тихо добавить «сегодня» или просто что-то на подобии этого.
С церковными таинствами иезуиты решают вопросы не менее быстро. К примеру, можно было заиметь дух духовников. Один служил для обычного греха, другой - для чего-то более тяжелого (убийства). На вопрос: «привычен ли грех, в котором каешься?», можно точно не отвечать. Достаточно лишь ответить на вопрос духовника о его ненависти греха в душе грешника. Тому достаточно было просто ответить «да».
«Не беритесь же больше изображать наставников. Нет у вас для этого ни нравственных, ни умственных способностей», «Оставьте церковь в покое», - продолжает яро призывать своих заблудившихся оппонентов автор сего рассказа. Обвинители тут же набрасываются в ответ на провокацию собственными умозаключениями. Весьма интересные доказательства своей правоты приводят иезуиты: автор «из членов Пор-Рояля». Его аббатство объявляют еретическим местом. Однако автор н спешит сдаваться. «Бог изменяет сердце человека, изливая в душу его небесную сладость, которая, превозмогая плотские наслаждения, производит то, что человек, чувствуя, с одной стороны, свою смертность и своё ничтожество и созерцая, с другой стороны, величие и вечность Бога, получает отвращение к соблазнам греха, которые отлучают его от нетленного блага. Обретая высшую свою радость в Боге, который привлекает его к себе, он неуклонно влечётся к нему сам, чувством вполне свободным, вполне добровольным».

Краткое содержание романа «Письма к провинциалу» пересказала Осипова А. С.

 

 

 

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Письма к провинциалу». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Яндекс.Метрика