Лирические отступления в романе А.С. Пушкина "Евгений Онегин"

Весьма важное значение в романе «Евгений Онегин» имеют лирические отступления. В первой главе эти отступления отличаются несколь ко легкомысленным характером: поэт говорит в них, например, о своем восхищении стройными женскими ножками, восторгается искусством тогдашней балетной танцовщицы Истоминой; далее, поэт высказывает свое сочувствие Онегину, его времяпровождению за туалетом.

Но чем более Пушкин вникал в главную задачу своего романа, тем резче выска зывалось в нем объективное и беспристрастное отношение к герою: со чувствие к Онегину сменяется сознанием духовной несостоятельности людей ему подобных, он вместе с Татьяной спрашивает про своего героя: «Уж не пародия ли он! ...?»

Анализируя явления окружающей его жизни, Пушкин находит в них много уродливого и ложного. Отсюда в ро мане целый ряд таких лирических отступлений, которые проникнуты са тирическим элементом. Таково, например, то место в 6-й главе романа, где автор смеется над высшим обществом:

А ты, младое вдохновенье.
...
Не дай остыть душе поэта,
...
Среди лукавых, малодушных,
...
Злодеев и смешных и скучных,
Тупых, привязчивых судей

Такое же отношение к высшему свету выразил поэт еще в 8-й главе романа по поводу описания гостей, бывших в доме Татьяны, когда она была уже княгиней. В 7-й главе Пушкин сатирически описывает русские дороги:

Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
лет чрез пятьсот) дороги, верно,
У нас изменятся безмерно:
Шоссе России здесь и тут,
Соединив пересекут.