Евгений Онегин - герой своего времени

Уже в первой главе Пушкин местами иронически отзывается о своем герое, называет его «повесой пылким» и «философом в осьмнадцать лет» и показывает его внутреннюю пустоту и верхоглядство. Но он еще далек от мысли развенчать своего героя и относится к нему с явной симпатией. Тем не менее, уже в первой главе ясно выступают основные недостатки Онегина как общественного типа и указан главный источник этих недостатков. Источник этот заключается в отсутствии правильного воспитания и основательного образования. Поэтому Пушкин и останавливается так подробно на воспитании Онегина, которое является весьма типичным для богатых дворянских семей того времени. С детства Онегин не знал настоящей семейной жизни: матери у него не было, отец им не занимался; предоставив его наемным гувернерам и гувернанткам.


Ученье его не было поставлено серьезно, его не приучили к систематическому труду; оттого Онегин и вышел с малым запасом знаний и без привычки к серьезной работе. Воспитание сообщило ему лишь внешний лоск, безукоризненное знание французского языка и уменье держать себя в обществе.
Затем Онегин на полной свободе предался всем удовольствиям светской жизни, проводя свое время на балах и в модных салонах, посещая ресто раны и балет, являясь повсюду одетым по последней моде, но более всего занимаясь «наукой страсти нежной», которую он постиг в совершенстве. Пушкин довольно подробно останавливается на описании рассеянной петербургской жизни Онегина, и в этом описании, несомненно, встречаются некоторые автобиографические черты. Однако Онегин не мог вполне удовлетвориться подобным образом жизни. Подобно Чайльд-Гарольду Байрона, он рано пресытился наслаждениями жизни и отказался от них. Кроме того, полученное образование, несмотря на свою поверхностность, все-таки познакомило его с более высокими интересами умственной жизни и таким образом возвысило его над уровнем интересов окружающего общества. Но вместе стем его образование было слишком недостаточным: Онегин нахватался лишь одних верхов, например, читал Адама Смита, который в эту эпоху был в моде; но в его знаниях не было ни связи, ни системы.


Воспитание не выработало в Онегине способности к правильному и систематическому труду. Он даже не умеет приступить к нему: пресытившись удовольствиями светской жизни, он берется за перо - «но труд упорный ему был тошен: ничего не вышло из пера его». Даже к серьезному, дельному чтению он неспособен, потому что не желает начинать с азов, а достаточной подготовки у него также нет; чтение скоро наскучивает ему и он решает сплеча:


Там скука, там обман иль бред;
И старым бредит новизна.
В том совести, в том смысла нет;
Как женщин, он оставил книги,
На всех различные вериги;
И полку, с пыльной их семьей,
И устарела старина.
Задернул траурной тафтой.


Таким образом, Онегин не знает, за что взяться, к чему пристроиться; светская жизнь его не удовлетворяет: от одних он отстал, а к другим не пристал, и потому на его долю остается лишь хандра и апатия, которую сам он принимает за разочарованность. Полуобразование обыкновенно бывает связано с высоким о себе мнением; поэтому Онегин считает себя вправе относиться к окружающим с презрением, хотя сам во многих случаях не в состоянии возвыситься над предрассудками среды; например, презирая общественное мнение, он, в то же время, боится его и идет на дуэль с Ленским, опасаясь толков окружающих. Сознавая себя неправым, Онегин не только принимает вызов Ленского, но и убивает своего друга из-за мелочных пересудов и из-за пустого самолюбия. Такое же высокомерие выказывает Онегин и относительно Татьяны.

Он отвергает ее любовь, потому что считает себя стоящим выше таких чувств, как стремление к семейно му счастью, которое кажется ему мелким и пошлым; он пренебрегает, с высоты своего пьедестала, любовью «деревенской барышни» и читает ей сухую мораль, рисуясь своей разочарованностью и холодностью. Но когда он встречает Татьяну уже в качестве блестящей светской дамы, окружен ной блеском и уважением, его отношение к ней меняется, и он сам начинает преследовать ее своей любовью. Однако теперь роли переменились, и уже Татьяна читает ему мораль, в ответ на его признание. Она показывает ему, что источник его любви коренится в мелком чувстве тщеславия, в желании победить сердце блестящей и уважаемой светской женщины.


Таким образом, источником любви Онегина к Татьяне является себялюбивое тщеславие, показывающее внутреннюю пустоту его натуры. Однако, возникши из мелочных побуждений, его чувство превращается в настоящую страсть, и он мучится при мысли о потерянном счастье, которое «было так возможно, так близко!» В этом позднем пробуждении настоящего, живого человеческого чувства, становящегося для Онегина источником страдания, заключается для него как наказание за его долголетнее притворство, за напускную холодность и разочарованность, за постоянное стремление щеголять какой-либо маской. Эту черту в нем верно разгадала Татьяна, когда в библиотеке Онегина ближе познакомилась с его любимыми книгами и с теми интимными заметками, которые он делал в них.


В этих словах заключается определение того, что представляет собой Онегин: он - «москвич в Гарольдовом плаще», человек, щеголяющий модной маской, старающийся казаться не тем, чем он есть на самом деле, придать себе большее значение.
В лице Онегина Пушкин развенчал бытовое русское проявление байронизма. Автор показал его внутреннюю пустоту и несостоятельность. В начале романа он взглянул на него лишь как на «пылкого повесу», скучающего от пресыщения; но затем он показал, как этот «повеса» из мелочного тщеславия и самолюбия способен разбить сердце девушки и пролить кровь собственного друга. Таким образом, к концу романа отношение Пушкина к своему герою значительно изменилось: задуманный как комическая поэма в стиле «Беппо», роман приходит к мрачной трагической развязке, и фигура Онегина получает гораздо более серьезное значение, чем портрет скучающего светского франта.


Две причины способствовали тому, что Пушкин заинтересовался Онегиным: во-первых, он видел в нем довольно распространенный общественный тип, возникший на почве господствовавшей полуобразованности и подражательности; во-вторых, Онегин, несмотря на все свои недостатки, все-таки стоит выше окружающей среды: он наделен недюжинным умом, со скептическим оттенком, хочет казаться «положительным человеком» [отношение к поэзии, чтение Адама Смита, беседы с Ленским]; он не чужд даже добрых стремлений: так, например, приехав в деревню, «ярем он барщины старинной оброком легким заменил», но за тем мало заботится о своем хозяйстве и о благосостоянии своих крестьян, предоставив, вероятно, все управление старосте и приказчику. Но главное отличие его от окружающих заключается в том чувстве внутренней неудовлетворенности, которое повсюду его преследует: пустая рассеянная жизнь его не привлекает, а к разумной деятельности он не способен.

Он молод, в нем много нерастраченных сил, но он не умеет приложить их к делу; оттого он сам томится пустотою своей жизни, скука преследует его, и в порыве отчаяния он восклицает: «Я молод, жизнь во мне крепка! Чего мне ждать? тоска! тоска!» Если Онегин является типичным представителем русской полуобразованности того времени, то он вместе с тем является и жертвой ее. Его неудовлетворенность и внутренние страдания возвышают его над уровнем общества. В этом превосходстве Онегина и заключается причина тайной симпатии к нему Пушкина, он в конце романа берет его под свою защиту от нападок со стороны людей золотой середины.