'Темное царство' в драме А.Н. Островского 'Гроза'

Мрачную картину самодурных отношений: произвола, с одной стороны, бесправия и угнетения, с другой, рисует Островский в драме «Гроза».
Действие происходит в уездном городке Калинове, на берегу Волги. Глубокое невежество, умственный застой, бессмысленная грубость - вот та атмосфера, среди которой развивается действие.

Калинов - поистине «темное царство», как метко окрестил Добролюбов весь изображаемый Островским мир. О том, что совершается за пределами их городка, и как там живут люди, калиновцы узнают большей частью от разных странниц, вроде Феклуши. Сведения эти обыкновенно самого фантастического свойства: о неправедных судьях, о людях с песьими головами, об огненном змее. Такого же характера и исторические познания, например, о Литве, которая «с неба свалилась». Главную роль в городе играют купцы-самодуры, держащие в своих руках бесправную
массу мещан и пользующиеся, благодаря своим деньгам, поддержкой уездного начальства.

Чувствуя свою полную безнаказанность, они утесняют всех подвластных, помыкают по своему желанию, а иногда прямо издеваются над ними. «Уже такого ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет», - говорит про Дикого один из обывателей. Впрочем он является «ругателем» только по отношению к людям зависимым и безответным, подобно Борису и Кулигину; когда же его самого на перевозе обругал гусар, он не посмел ничего сказать ему, но зато все домашние две недели от него по чердакам и по чуланам прятались.

Никаких общественных интересов у обывателей Калинова нет, и потому они, по словам Кулигина, все дома, запершись, сидят. «И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних поедом едят, да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! И что, сударь, за этими замками разврату темного, да пьянства!» «Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!» - говорит тот же Кулигин в другом месте.

Грубости и невежеству калиновцев вполне соответствует их самомнение и самодовольство: и Дикой, и Кабанова вполне уверены, что иначе, чем они живут, и жить нельзя. А живут они по старине, с недоверием, даже с ненавистью относясь ко всякому новшеству. К науке и к знанию вообще они питают полное презрение, что видно из разговора Дикого с Кулигиным об электричестве. Считая себя во всем правыми, они проникнуты уверенностью, что только ими свет держится. «Что-то будет, когда старики перемрут, - говорит Кабанова, - как будет свет стоять, уже я и не знаю». Не имея никаких твердых нравственных понятий, они тем упорнее держатся за дедовские обычаи и обряды, в которых видят самую суть жизни. Для Кабановой, например, не важно, чтобы Катерина на самом деле любила своего мужа, но важно, чтобы она это показывала, например, «выла» на крыльце после его отъезда. Такой же обрядностью отличается и религиозность калиновцев: они ходят в церковь, строго соблюдают посты, принимают у себя странников и странниц, но внутренняя, нравственная сторона религии совершенно чужда их душе; поэтому их религиозность носит отпечаток ханжества и нередко связывается с грубым суеверием.

Все семейные отношения в Калинове основаны, преимущественно, на страхе. Когда Кабанов говорит матери, что ему вовсе не нужно, чтобы жена боялась его, достаточно, если она его любит, - Кабанова с негодованием возражает: «Как, зачем бояться! Как, зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя не станет бояться, меня и подавно. Какой же это порядок-то в доме будет? Ведь ты, чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит?» Поэтому, когда Катерина при прощании бросается на шею мужу, Кабанова строго ее останавливает и заставляет поклониться в ноги: для нее в отношениях жены к мужу важно именно выражение страха и рабской подчиненности, а не истинного чувства.

В «Грозе» Островский показал, как такой семейный деспотизм действует на угнетаемых. Натуры более сильные и стойкие стараются обмануть бдительность домашних тиранов, прибегают к притворству и ко всяким ухищрениям; такова, например, Варвара, дочь Кабановой; напротив того, натуры слабые и мягкие, подобно ее сыну Тихону, окончательно утрачивают всякую волю, всякую самостоятельность; единственный их протест против постоянного гнета заключается в том, что, вырвавшись временно на свободу, освободившись из-под надзора, они предаются безобразному разгулу, стараются «на целый год отгуляться». В ответ на упреки матери, что в нем нет «своего ума», Тихон даже грозится: «Я вот возьму, да последний-то, какой есть, пропью: пусть маменька тогда со мной, как с дураком, и нянчится...» И весьма возможно, что эту угрозу он когда-нибудь и приведет в исполнение.


Но особенно тяжело в «темном царстве», подобно Калинову, положение таких лиц, которые наделены значительной душевной силой, не позволяющей им окончательно сломиться под гнетом деспотизма, утратить всякое сознание своей личности, но которые, вместе с тем, слишком слабы, чтобы постоять за себя, и слишком чисты душою, чтобы прибегать к хитрости и обману; для них трагический исход становится почти неизбежным. В таком именно положении находится Катерина, глвная героиня «Грозы».


 

Яндекс.Метрика