Композиция драмы 'Гроза' А.Н. Островского

В композиции «Грозы» Островский отходит от обычных приемов. Он намеренно вводит романтические виды природы и пользуется символическими контрастами, например, описание грозы сопоставляет с ужасными нравами Калинова. Этим самым драматург раздвигал рамки своего произведения, наполнял его глубоким содержанием и смыслом и подчеркивал, что пьеса имеет общерусский социально-бытовой характер, что речь идет не о частных отдельных моментах, а о типических социальных явлениях предреформенной России.


Островский широко использовал пейзаж. Основная антитеза, данная в драме, - вольное и любящее сердце и в противовес ему деспотизм и самодурство - отчетливее выступают на фоне волжского пейзажа. Безобразию и фальши человеческих отношений противопоставляется красота природы. Положительные герои драмы - Катерина и Кулигин любят природу, видят в ней прекрасное. Кулигин с содроганием говорит о темных нравах, царящих за замками купеческих домов, и лирически - о красотах природы: «Хорошо, сударь, - говорит он Борису, - гулять теперь. Тишина, воздух отличный, из-за Волги с лугов цветами пахнет, небо чисто»... Феклуша, как мы знаем, видит «красоту дивную», «благолепие» в жизни купеческих домов, Кулигин же восторженно говорит о «красоте», которая в «природе разлита». То же и у Катерины. Неволе, принуждению противопоставляет она вольную, прекрасную жизнь при¬роды. Она «вылетела бы в поле и летела бы с василька на василек по ветру, как бабочка», она любит вспоминать, когда, умывшись ключевой водой, встречала восход солнца, поливая в саду цветы.


Катерина не знает другой жизни, которую можно было бы организованно противопоставить жизни в купеческих застенках, и потому романтически утверждает природу как символ счастья. Все больше и больше разрастается в драме это стремление Катерины - от первого ее экстатического рассказа Варваре о своем детстве до пламенных призывов буйных ветров и, наконец, до страдальческого утверждения смерти. «В могиле лучше... Под деревцом могилушка, как хорошо! Солнышко ее греет, дождик ее мочит... весной на ней травка вырастет, мягкая такая...Так тихо, так хорошо!»
На фоне вольного волжского пейзажа представил Островский душный отвратительный мир деспотов и самодуров. И на сверкающей синеве Волги, на молодой зелени деревьев ярко вырисовываются жаждущий свободы и красоты трагический образ Катерины и мрачные, уродливые лица Кабанихи и Дикого.


Противопоставление Кабанихи и Дикого Катерине Островский усиливает тщательной отделкой речи каждого из них. «Ругатель» Дикой отчетливо предстает перед нами при первом же знакомстве с ним. «Баклуши ты, что ль, бить сюда приехал! - говорит он Борису. - Дармоед! Пропади ты пропадом!» Если ругательства характерны для языка Дикого, то Кабаниху отмечают ее попреки. Она медленно, но настойчиво пилит человека. «Не очень-то нынче старших уважают», - попрекает она сына... «Что ты выскочила в глазах-то поюлить», - говорит она Катерине. Вся речь Кабанихи состоит из упреков и поучений, прекрасно подчеркивая ее деспотические черты и преклонение перед установившимися в купеческой среде семейными традициями.


Речь Катерины, часто доходящая до экстаза, совершенно гармонирует с ее вольными порывами, со страстной тоской по счастью. Как непохожи на ругательства Дикого ее восторженные слова: «А какие сны мне снились, Варенька, какие сны!.. Сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса... и горы, и деревья будто не такие, как обыкновенно...»


Так, в языке героев строго выдерживает драматург основное противопоставление двух миров, чем еще ярче раскрывает идею драмы.