Художественные особенности драмы 'Гроза' А.Н. Островского

Художественные достоинства драмы «Гроза» дают право считать ее одним из шедевров русской драматургической литературы. Действие драмы раскрывается с глубокой внутренней закономерностью, стройно и естественно. Вместе с тем, драматург искусно использует и такие приемы композиции, которые придают пьесе особую сценичность, а движению действия - остроту и напряженность. Таков прием использования пейзажа на протяжении всей пьесы.


Пейзаж выполняет в «Грозе» двойную функцию. В начале пьесы он является фоном, на котором развертывается драматическое действие. Он как бы подчеркивает несоответствие между мертвым, неподвижным бытом калиновцев и их «жестокими нравами», с одной стороны, и прекрасными дарами природы, которые не умеют ценить калиновцы, с другой. Пейзаж этот действительно прекрасен. Любуясь им, Кулигин говорит Борису: «Хорошо, сударь, гулять теперь. Тишина, воздух отличный, из-за Волги с лугов цветами пахнет, небо чистое... Открылась бездна, звезд полна, Звездам числа нет, бездне - дна».


Но Кулигин, поэт, романтик, одинок в городе со своим восторженным отношением к природе. Тем рельефнее обрисовывается равнодушие ко всему изящному, прекрасному со стороны Диких и Кабановых, готовых задушить всякое проявление хорошего, естественного чувства в окружающей их среде.
Различную роль в пьесе играет гроза в первом и четвертом актах. Гроза в природе, атмосферическая, здесь непосредственно вторгается в душевную драму героини, влияя на самый исход этой драмы. Наступает она в момент наиболее сильных переживаний Катерины.


В душе Катерины, под влиянием чувства любви к Борису, начинается смятение. Она выдает свою тайну Варваре и борется между двумя чувствами: любви к Борису и сознанием греховности, «незаконности» этой любви. Катерина чувствует, будто на нее надвигается какая-то беда, страшная и неотвратимая, и в это время начинается гроза. «Гроза! По¬бежим домой! Поскорее!» - с ужасом восклицает она. Раздаются первые удары грома, и Катерина снова восклицает: «Ах, скорей, скорей!»
Гроза надвигается вторично:
«Женщина. Ну, все небо обложило. Ровно шапкой, так и накрыло.
1-й гуляющий. Эко, братец ты мой, точно клубком туча-то вьется, ровно что в ней там живое ворочается.
2-й гуляющий. Уж ты помяни мое слово, что эта гроза даром не пройдёт!.. Либо уж убьет кого-нибудь, либо дом сгорит...
Катерина (прислушиваясь). Что они говорят? Они говорят, что убьет кого-нибудь... Тиша, я знаю, кого убьет... Меня убьет».
Разражается гроза, и напряжённые нервы Катерины не выдерживают: она публично кается в своей вине... Удар грома - и она падает без чувств.
Важное композиционное значение имеет и роль старой «барыни с двумя лакеями». Ее появления также совпадают с картинами грозы... «Быть греху какому-нибудь, - говорит Катерина. -Такой на меня страх, та кой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью, и меня кто-то туда толкает...» Она боится соблазна, «страшного греха» запретной любви - и тут же появляется старуха со своими зловещими речами: «Что, красавицы? Что тут делаете? Молодцов поджидаете, кавалеров? Вам весело? Весело? Красота-то ваша вас радует? Вот красота-то куда ведет [показывает на Волгу). Вот, вот, в самый омут», - пророчит она Катерине ее судьбу. Вдали же за Волгой ползут, обволакивают небо тучи перед грозой.


«Барыня с палкой и два лакея в треугольных шляпах сзади» показываются еще раз в момент наивысшего напряжения действия пьесы. Гремят удары грома. До Катерины доносятся опять слова безумной старухи: «Что прячешься? Нечего прятаться! Видно, боишься, умирать-то не хочется!.. В омут лучше с красотой-то... Все в огне гореть будете в неугасимом!» Катерина в ужасе подбегает к стене галереи и как нарочно опускается на колени возле картины, изображающей «геенну огненную»: «Ад! Ад! Ад! Геенна огненная! (Кабанова, Кабанов и Варвара окружают ее). Всё сердце изорвалось! Не могу я больше терпеть. Матушка! Тихон! Грешна я перед богом и перед вами!»
Такими средствами автор «Грозы» намеренно усиливает драматизм ее сценических положений.


Картинность и рельефность изображения обстановки и характеров в пьесе усиливаются еще приемом контрастов. Параллельно основной интриге пьесы (Катерина и Борис Григорьевич) развивается также второстепенная (Варвара и Кудряш), противопоставленная первой. На параллелизме и контрасте построена вся сцена свидания ночью в овраге: простодушно-грубоватые чувства и речи Кудряша и Варвары оттеняют приподнято-лирический тон объяснений Бориса и Катерины. Самые характеры их во всем противоположны: Кудряш, в отличие от Бориса, человек бойкий, смелым, ловкий, умеющий постоять за себя даже перед Диким; просто и легко смотрит на жизнь Варвара, не мучается угрызениями совести, как Катерина, и даже не понимает ее мук. «По-моему, - рассуждает она, - делай, что хочешь, только бы шито да крыто было...» Варвара не дает себя в обиду, не поддается матери и, отстаивая свою свободу, бежит из дома с Кудряшом.


Характерные черти героев Островский подчеркивает и так называемыми «знаменательными» или «изобразительными» фамилиями, при помощи которых автор раскрывает внутренний мир своих героев, доминирующие черты их характера (Дикой, Кабаниха, Кудряш). Этот прием характеристики вообще широко употребляется в драматургии Островского, причем герои его носят не только аллегорические фамилии, но и имена: Гордей и Любим Торцовы в комедии «Бедность - не порок», Сила Грознов в драматических сценах «Правда хорошо, а счастье лучше», Луп Лупыч - чиновник в «Пучине» и т. п. Иногда основные свойства героя Островский подчеркивает в именах и фамилиях даже пародийно-преувеличенно: квартальный в комедии «Не было ни гроша, да вдруг алтын» носит имя Тигрия Львовича Лютова (лютый, словно тигр и лев). Купцы у Островского носят фамилии Пузатова, Брюхова, Разновесова, Ахова и т. п.
Очень выпукло характеризует действующих лиц и самый их язык, несколько старомодный, с книжным, церковнославянским налетом у Кулигина, испещренный народными пословицами, присловиями и поговорками у Кудряша и т. д. Речь персонажей строго индивидуализирована. В самом складе ее, в выборе выражений, в их оборотах видна внутренняя сущность человека. Странница Феклуша, например, плетет свои умильные, льстивые словеса, рассказывает о своих чудесных «видениях» да о землях, «где все люди с песьими головами», и сам собой рисуется образ ханжи и святоши, эксплуатирующей обывательскую темноту, невежество и отсталость.

Яндекс.Метрика