Дикой - 'самодур русской жизни'

В «Грозе» есть типичный образ самодура в лице Дикого. Богатый купец Дикой также, как и Кабанова, не терпит никаких противоречий. К посторонним людям и членам своей семьи Дикой относится весьма грубо.

Механик-самоучка Кулигин предлагает Дикому устроить солнечные часы на бульваре и просит десять рублей. Дикой сердится и подозревает Кулигина в обмане и называет его разбойником. «Хочу так думать о тебе, так и думаю. Для других - ты честный человек, а я думаю, что ты - разбойник, вот и все!» Жадность к деньгам у Дикого так велика, что он или совсем не платит рабочим, или обсчитывает их. «У нас о жалованьи никто и пикнуть не смей, - говорит живущий у него Кудряш, - наругает на чем свет стоит. Ты, говорит, почем знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам». Дикой сам признается Кабановой, что никому доб¬ром денег отдать не может, хотя и понимает, что должен платить. «Только заикнись мне о деньгах, - говорит он, - у меня всю нутренную разжигать станет; ну, в те поры ни за что обругаю человека».


Дикой - это законченный тип купца-самодура.
В одной из своих комедий [«В чужом пиру похмелье»] Островский так определяет значение слова «самодур»: «Самодур - это называется, коли вот человек никого не слушает; ты ему хоть кол на голове теши, а он все свое. Топнет ногой, скажет: кто я? Тут уж все домашние ему в ноги должны, так и лежат, а то беда... Это - дикий, властный человек, крутой сердцем».


Таким, самодуром, основой поведения которого служат необузданный произвол и тупое упрямство, является Савел Прокофьич Дикой. Он привык к беспрекословному повиновению окружающих, которые идут на что угодно, лишь бы как-нибудь не прогневить его. Особенно тяжко приходится домашним: дома Дикой распоясывается без всякого удержу, и члены семьи, спасаясь от его ярости, целыми днями прячутся на чердаках да в чуланах. Вконец затравил Дикой племянника, Бориса Григорьевича, зная, что тот находится от него в полной материальной зависимости.
Нисколько не стесняется Дикой и с посторонними, над которыми можно безнаказанно «покуражиться». Благодаря деньгам он держит в своих руках всю бесправную массу обывателей и издевается над ними. Особенно ярко черты самодурства проявляются у него в разговоре с Кулигиным. Кулигин обратился однажды к Дикому с просьбой дать десять рублей на устройство солнечных часов для города.
«Дикой. А может, ты украсть хочешь; кто тебя знает!..
Кулигин. За что, сударь, Савел Прокофьич, честного человека обижать изволите?
Дикой. Отчет, что ли, я стану тебе давать? Я и поважней тебя никому отчета не даю. Хочу так думать о тебе, так и думаю. Для других ты честный человек, а я думаю, что ты разбойник, вот и все. Хотелось тебе это слышать от меня? Так вот слушай! Говорю, что разбойник, и конец! Что же ты, судиться, что ли, со мной будешь! Так ты знай, что ты червяк. Захочу - помилую, захочу - раздавлю».


Дикой чувствует свою силу и власть, власть капитала. «Толстосумы» почитались тогда «именитыми людьми», перед которыми бедняки вынуждены были заискивать и пресмыкаться. Выйти в люди - значило «сколотить» себе капитал. Хороши были любые средства, лишь бы только разбогатеть. Тот же Кулигин говорит об этом так: «А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег нажить».


Ради денег Дикой готов пойти на какое угодно мошенничество и обман. Вот один из его приемов: «Много у меня в год-то народу перебывает... не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Жалобы обиженных не достигают цели. Да и что бедняки могут сделать с самодуром, когда он даже городничего фамильярно хлопает по плечу?
Деньги - это его страсть. Расстаться с ними, если уж они попали в его карман, для Дикого мучительно. «У него в доме никто и пикнуть не смей о жалованье: изругает на чем свет стоит». Лучше всего говорит об этом сам же Дикой: «...да что ж ты мне прикажешь с собой делать, когда у меня сердце такое! Ведь, уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу! Друг ты мне, и я тебе должен отдать, а приди ты у меня просить - обругаю. Я отдам, отдам, а обругаю. Потому только заикнись мне о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека». «Пронзительный мужик», - так характеризует Дикого за его грубость и ругательства Кудряш.


Пасует Дикой лишь перед теми, кто способен дать ему отпор. Раз на перевозе, на Волге, он не посмел связаться с проезжим гусаром, а после опять-таки выместил свою обиду дома, разогнав всех по чердакам да чуланам. Сдерживает он свой нрав и перед Кабанихой, видя в ней ровню себе.
Власть денег была, однако, не единственной причиной, создававшей почву для необузданного произвола. Другой причиной, помогавшей процветанию самодурства, было невежество.
Речь Дикого пестрит грубыми, оскорбительными выражениями и эпитетами (разбойник, червяк, дурак, дармоед проклятый и т. п.).


Деспотизм, необузданный произвол, невежество, грубость - вот те черты «жестоких нравов», которые характеризуют образ самодура Дикого, типичного представителя «темного царства».

Яндекс.Метрика