Печорин - герой своего времени

Является ли Печорин героем своего времени?

Несмотря на то, что тип Печорина был скорее типом единичным, чем собирательным, он пришелся по вкусу тогдашнему обществу и очень ему понравился. Печорин не стал «героем» своего времени в тесном смысле этого слова; но люди того времени могли иногда принимать его за своего героя, и по весьма понятным причинам.

Тип был обрисован очень заманчиво; ум и благородство Печорина импонировали, его печаль и раздумье трогали читателей, а внутренняя пустота и растерянность героя перед трудными вопросами жизни были искусно прикрыты эффектной внешностью. Те из читателей, которые были неравнодушны к одной лишь красивой позе, легко могли перенести свои симпатии с туманных героев Байрона на Печорина, заменить истрепанный и обветшавший костюм - новым.

Люди более серьезные, со своей стороны, также нашли в Печорине нечто родственное их сердцу.

Русская жизнь тридцатых годов XIX века поставила многих умных людей в одинаковое с Лермонтовым положение. Для них была одинаково трудна задача примирения идеалов с жизнью, так как с каждым годом общественное сознание в них возрастало. Многие, как и Лермонтов, могли утомиться в этой трудной погоне за идеалами, к достижению которых путь был совершенно не расчищен. Отчего не предположить, что им могла, хотя и на короткий срок, быть по сердцу пассивная и безотрадная житейская философия Печорина?

Чем богаче запас духовных сил умного человека, тем безотраднее момент его душевной усталости, когда он в этих силах начинает сомневаться. В тридцатых годах такие моменты усталости у людей умных и даже более развитых, чем Лермонтов, были не редкостью. Жизнь стала требовать сознательного и строгого к себе отношения, ее разрозненные явления нуждались в обобщении; она налагала на умного человека нравственные обязанности, понять которые и точно разграничить было делом очень трудным.

Эпоха была в полном смысле слова переходная: нужно было вырабатывать новое мировоззрение и стараться провести его в жизнь. Человек либо начинал действовать, не оправдав раньше разумом своих поступков, либо с готовым и цельным миросозерцанием сидел без дела, по причинам от него не зависящим. Такое несогласие между умом, сердцем и жизнью могло временами приводить людей к апатии, в которой человек, сохраняя свою гордую и умную внешность, переставал на время принимать живое участие в жизни и предоставлял себя в полное распоряжение ее случайностей.

Печорин был, таким образом, и понятен, и симпатичен своим современникам; но он все-таки «героем» своего времени назваться не может. Он не был настоящим типом или характером: он отражал лишь один момент в истории одного типа, момент важный, но не долго длящийся; он не был Онегиным своего времени.

 

 

Яндекс.Метрика