Роль внесценических персонажей в «Горе от ума»


«Горе от ума» Грибоедова стало новаторским для своего времени произведением, одним из первых в России, написанных в рамках не только господствовавших тогда на сцене классицизма и романтизма, но и реалистизма. Этому во многом способствовало введение автором многочисленных внесценических персонажей. В комедии они придают дополнительный оттенок характерам и обстоятельствам, а также расширяют конфликт, усложняют картину нравов.
Во-первых, внесценических персонажей намного больше, чем действующих на сцене. Уже это нарушает один из классицистических канонов - принцип единства действия, выводя пьесу на реалистический уровень. Кроме того, внесценические персонажи типизируют основной конфликт произведения -противостояние «века нынешнего» и «века минувшего», разделяясь на сторонников фамусовсокого общества и людей, близких по духу Чацкому, соответственно, являясь отражением изъянов одних и достоинств других.
Не требуется больших усилий, чтобы увидеть - передовых людей, представителей «века нынешнего», тех, кто по одну сторону баррикад с Чацким, намного меньше, чем фамусовцев, всего двое. Это брат Скалозуба, который, получив «выгод тьму по службе», вдруг «набрался каких-то новых правил» и оставил службу, «в деревне книги стал читать». А также князь Федор, племянник Тугоуховской, «упражняющийся» «в расколах и безверьи» в Петербургском институте под руководством не менее опасных профессоров. «Соотношение сил» в комедии красноречиво свидетельствует о ситуации в России начала XIX века. Из кого же состояло фамусовское общество? Во-первых, из московских тузов, таких как Максим Петрович, Кузьма Петрович, «Нестор негодяев знатных». Эти «небожители» олицетворяли пороки общества: первый - угодничество, второй -преклонение перед богатством, третий - приверженность крепостничеству - и являлись идеалами для фамусовцев. «Почтенный камергер» Кузьма Петрович был «с ключом и сыну ключ умел доставить», а Максим Петрович «на золоте едал» и «ездил цугом». Конечно, «упал он больно, встал здорово», зато «в чины выводит... и пенсии дает». \^- „
Следующий тип - дамы-командирши, от которых зависит репутация и продвижение по службе. К Татьяне Юрьевне Молчалин советует съездить Чацкому, ею восхищается Фамусов. Еще более влиятельная особа - Марья Алексеевна. «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!» - восклицает Фамусов в завершении комедии. К этому же типу относится сценический персонаж Хлестова, шпица которой так «любит» Молчалин. Фамусовцы преклоняются не только перед начальницами, но и женами. В обществе царит матриархат, женский деспотизм, в почете «женины пажи». Фамусов предлагает «послать в Сенат» Ирину Васильевну, Лукерью Алексеевну, Татьяну Юрьевну, Пульхерию Андреевну. А Скалозуб отпускает шутку в адрес неудачливой «наездницы» княгини Ласовой, у которой «ребра недостает», и она «для поддержки ищет мужа». Еще один тип - минимые вольнодумцы из круга Репетилова, олицетворяющие пустоту, пошлость, поверхностность интересов фамусовцев. Этот лагерь в какой-то степени является пародией на «век нынешний», как Репетилов - на Чацкого. Здесь «сок умной молодежи», «горячих дюжина голов», и князь Григорий, который так же, как англичане, «сквозь зубы говорит» и «коротко обстрижен для порядка». Упоминается Воркулов Евдоким, поющий сомнительного достоинства оперу, братья Левой и Боренька, о которых и «не знаешь, что сказать». И, конечно, «гений» Удушьев Ипполит Маркелыч, который пишет «нечто» «обо всем».
Важный атрибут фамусовского общества - «клиенты-иностранцы», «учителей полки». Чацкий категорично осуждает «смешенье языков: французского с нижегородским». Он припоминает и танцмейстера Гильоме, «подбитого ветерком», и, конечно, французика из Бордо, который, приехав в Россию, не нашел «ни звука русского, ни русского лица». Преклонение перед иностранщиной - одна из черт фамусовцев.
Есть несколько «невидимых» персонажей, которые являются «провидцами», предвосхищая течение событий. Например, Лиза вспоминает о тетушке Софьи, от которой сбежал француз, и она «забыла волосы чернить и через три дни поседела». На что Софья задумчиво произносит: «Вот так же обо мне потом заговорят», отчасти предвосхищая завершение отношений с Молчалиным. А Лахмотьев Алексей произносит поистине пророческие слова, которые транслирует Репетилов: «Радикальные потребны тут лекарства».
Некоторые внесценические персонажи участвуют в интриге объявления Чацкого сумасшедшим. Например, Дрянские, Хворовы, Варлянские, Скачковы, которые, по словам одной из княжон, давно об этом знают. Пытаясь объяснить произошедшие с Чацким перемены, фамусовцы вспоминают даже покойную мать Чацкого Анну Алексеевну, «сходившую с ума восемь раз»,
В комедии участвует множество внесценических персонажей. Таким образом, они расширяют рамки конфликта, превращая его из локального в общественный, затрагивающий не только Москву, но и Петербург, не только XIX век, но и VIII. Внесценические персонажи по-своему отражают философию комедии, присутствуя даже в последней ее строчке: «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!» - восклицает Фамусов, утверждая, сколько бы умов и сердец ни разбивалось о стену предрассудков, безразличия, лицемерия «века минувшего», большинство будет оглядываться на кого-то или назад...

Яндекс.Метрика