Характеры и нравы нынешнего века


Краткое содержание: Характеры и нравы нынешнего века

В прологе произведения автор открывает читателям секрет замысла книги: его творение - средство сконцентрировать  внимание на изъянах рода людского, заимствованных  «с натуры», с функцией коррекции поведения индивидуума.

В шестнадцати главах книги в логическом порядке изложено осмысление природы недостатков общества, где создатель обобщает: «Все, что наличествует здесь, известно давно». Заверить кого-либо в непорочности своих склонностей весьма затруднительно, зачастую рождается лишь сосредоточение благих глупостей.

Крайне непереносима заурядность в искусстве, будь то поэзия, живопись, музыка  или ораторское мастерство.

До сего момента  нет в наличии величайших творений, написанных сообща.

Нередко люди, выражая предпочтение, следуют пристрастиям, нежели вкусам.

Не теряйте возможности выразить похвалу достоинствам рукописи, и не основывайте ее исключительно на точке зрения других.

Автору надлежит сдержанно воспринимать недоброжелательную критику, и, более того, не удалять места, подвергшиеся критическому разбору.

Бесплодны попытки сочинителя снискать восхищённые превознесения своего труда. Глупцы восторгаются. Умные хвалят сдержанно.

Высокий языковой стиль отразит  ту или другую истину  при соблюдении благородного тона темы.

Критика — это подчас не так наука, как мастерство, требующее именно выносливости, нежели ума».

Неблагодарно измышлять звучное имя, жизнь завершается, а работа только-только начата».

Внешнее простодушие — блистательный убор для выдающегося человека.

Хорошо быть таким человеком, о котором не спрашивают: «знатен ли он?»

На всяком деянии человека отражается его характер.

Мнимое величие всегда надменно, однако сознаёт свое несовершенство и проявляет себя лишь едва.

Точка зрения мужчины о женщинах редко идентична мнению женщин.

За женщинами нужно наблюдать, не заостряя внимания на их причёсках и обуви.

Нет пленительнее зрелища, чем прелестное лицо, как нет музыки сладостнее звучания любимого голоса.

Вероломство женщин полезно тем, что исцеляет мужчин от недуга ревности.

Если женщины, две твои подруги, в ссоре, то придется сделать верный выбор между ними  или потерять обеих.

Женщины способны любить значительно сильнее мужчин, однако, лишь мужчины наделены умением дружить.

Мужчина свято хранит чужую тайну, женщина - только свою.

Сердце воспламеняется внезапно, дружбе же требуется время.

Мы боготворим тех, кому делаем добро, но ненавидим тех, кого обижаем.

Самое прекрасное излишество есть излишество человеческой благодарности.

Характер бесцветного человека также бесцветен.

Умные люди не бывают назойливыми.

 

Восхищаться собой и собственным умом есть несчастье.

 

Талант собеседника дарован не тому, кто способен говорить сам, но тому,  с кем всегда охотно беседуют другие.

 

Не отторгай похвального слова — можешь прослыть грубым.

 

Тесть недолюбливает зятя, свёкор благоволит невестке; тёща благоволит зятю, свекровь недолюбливает невестку: в мире все уравновешено. Проще и полезнее приспособиться к характеру другого человека, чем приспособить чей-либо характер к своему.

 

Ум человека, склонного к осмеиванию, весьма скуден.

Друзья обоюдно подкрепляют один другого в убеждениях и взаимно прощают малозначительные недостатки.

Подавать советы в светском кругу – себе вредить.

Догматизм в тоне всегда есть следствие глубочайшего невежества.

Не завидуй богатству других людей: цена его приобретения – покой, здоровье, совесть или честь.

В каждом деле впору  разбогатеть, если притворяться честным.

Возвеличенный  удачей в выгодной игре не пожелает водиться с равными, а будет льнуть токмо к вельможам.

Не удивляет существование множества игорных заведений, удивляет, что более чем достаточное число людей дают этим заведениям средства для существования. Для порядочного человека игра – дело непростительное, рисковать крупным проигрышем — отнюдь не безопасное мальчишество.

Несостоятельность людей военных и судейских чинов кроется в следующем: они нередко соразмеряют расходы с общественным положением, но вовсе не с собственными доходами.

 

Столичный свет делится на круги, сходные с маленькими государствами: в каждом свои обычаи, законы, жаргон. Век же подобных кругов непродолжителен — около двух лет.

 

Тщеславие жительниц столицы отвратительней  невоспитанности простолюдинок.

 

Вы обрели верного друга, ежели, возвысившись, этот друг не разорвал отношений.

 

Высокую, нелегкую должность проще занять, нежели сохранить. Давать посулы при дворе в такой мере опасно, в какой трудно не делать этого вовсе.

 

Наглость есть черта характера, унаследованный порок.

 

  Ко всякому высокому общественному положению есть две дороги: протоптанный напрямик путь и окольная, обходящая препятствия, тропинка, которая намного короче.

Не ожидайте справедливости, искренности, постоянства и помощи от тех, какие явились к высочайшему двору с тайными намерениями возвыситься. У новоявленного министра в краткий срок появляется немало родственников и близких друзей. Жизнь при высочайшем дворе есть серьёзная, хладнокровная и опасная игра. И выиграть её может лишь наиболее удачливый.

 

  Раб всегда зависит лишь от господина, один честолюбец - от способных посодействовать его возвеличиванию.

 

  Хороший остряк есть дурной человек. Хитрецу до плута — рукой подать, стоит лишь добавить ложь к хитрости, и выйдет плутовство.

 

Вельможи считают совершенством лишь свою особу, однако, то, чего у них никак не отнять, сие огромные владения и бесконечная вереница предков. Вельможи ничему не желают учиться — ни тому, как управлять государством, ни даже тому, как управлять своим домом.

Лакей, швейцар и камердинер оценивают себя по богатству и знатности  особ, которым они служат.

Соучаствовать в подозрительной затее очень опасно, но ещё опаснее, если с тобой вельможа. Он всегда выпутается именно за твой счёт.

Храбрость есть особенный настрой сердца и разума, который переходит от предков к их потомкам.

Не надейся на вельможу, они очень редко используют возможность сделать кому-либо добро. Они следуют лишь велению чувства, руководствуясь первым впечатлением.

  О правителях мира лучше молчать. Сказать хорошо —  обозначает льстить, сказать дурно — очень опасно, покуда они еще живы, и весьма подло, ежели они уже мертвы.

Более разумное — смириться с оным образом властвования, при каком ты появился на свет.

Подданные деспота не имеют родины. Помыслы о родине вытеснены честолюбием, раболепством и корыстью.

«Посол или министр есть хамелеон. Чаще он скрывает свой настоящий нрав, примеряя нужную на текущий отрезок времени личину. Его замыслы, политические тактики, нравственные взгляды служат единственной цели — не дать обмануть себя и провести других».

Самодержцу недостаточно одного — удовольствий личной жизни.

Фаворит одинок всегда, ему нелегко обрести друзей и привязанности.

  В той стране, где нет различий между государственными интересами  и интересами государя, все процветает.

В подобном отношении все постоянны: люди злы и порочны, безразличны к добродетели.

  Стоицизм есть выдумка, пустое развлечение для ума. Человек действительно отчаивается, гневается, надрывается криком. Плуты расположены думать, будто все им подобны; они не вдаются в суть обмана, и сами подолгу не обманывают прочих.

Изобретение гербовой бумаги — это позор всего человечества: эта бумага напоминает людям о данных ими обещаниях, и уличает их, если они это отрицают.

  Люди более всего желают сохранить жизнь, но менее всего ее берегут.

Нет подобного изъяна либо телесного недостатка, какого бы не приметили  дети, стоит же им обнаружить его,  они одерживают победу над взрослыми, совершенно прекращая считаться с оными.

  Жизнь человека слишком коротка, дабы извлекать уроки из своих же ошибок.

  Предвзятость опускает человека великого до ступени недалекого простолюдина.

 Богатство и здоровье, избавляют нас от горького опыта, делая равнодушными; те же, кто удручён горестями, более сострадателен к ближнему.

  Посредственный ум делает человека серьезным, не умеющим шутить.

Высокие чины превращают великих людей в величайших, ничтожных  же делают гораздо ничтожнее.

  Влюблённый старец —  величайшее уродство в природе.

  Отыскать человека тщеславного, который считает себя крайне счастливым, одинаково затруднительно, как и отыскать скромного человека, который посчитал бы себя несчастным.

  Манерность речи, жестов и поведения часто является следствием равнодушия или праздности; сильное чувство или серьёзное занятие возвращают естественный облик человеку.

  Великое поражает нас, а ничтожное отвращает, только привычка способна примирить нас  с тем, и с другим.

  Быть комедиантом римляне считали позором,  а греки  - почетом. Мы же созерцаем нынешних актеров, словно римляне, а обращаемся с ними, словно греки.

  Языки — это ключи, открывающие доступ к наукам, однако, презрение к языку отбрасывает тень и на науку.

  Не судите по лицу о человеке — оно лишь позволяет делать предположения.

   Почитая способности и ум человека, никто не считает его безобразным: уродлив он или хорош – этого не замечает никто. В самовлюбленном человеке глупцы находят множество достоинств. Это что-то среднее промеж  нахалом и глупцом, причем, в нем угадываются черты обоих.

  Словоохотливость есть признак ограниченности.

Чем сильнее ближние на нас похожи, тем сильнее наше  к ним благоволение.

  Льстецу характерно равноценно невысокое мнение о собственной персоне и о прочих.

  Свобода есть не праздность, она - возможность независимо располагать личным временем, самостоятельно избирая род своих занятий. Жалуется тот на нехватку времени, кто не способен употребить его с толком.

Любителем в редкостях ценится не прекрасное и добротное, а необычное и диковинное, такое, чего никто более не имеет.

  Модная женщина похожа на безымянный цветок, что произрастает на нивах, заглушая колосья, уничтожает урожай, занимая место более полезных культур.

  Умный будет носить все, что посоветует портной; пренебрегать модой столь же нелепо, как  и излишне потворствовать ее капризам.

  Если прекрасное неуместно, оно перестает им быть.

   Бракосочетание для прихожан стоит дороже, нежели крестины,  крестины же стоят больше исповеди; выходит, с таинств взыскивается налог, определяющий их относительное преимущество.

   Пытка есть поразительное изобретение, губящее слабого здоровьем, невиновного человека, и спасающее крепкого и выносливого преступника.

   Завещания, сделанные умирающими, люди расценивают, как слова оракулов: понимают и толкуют каждый по-своему, сообразно личным выгодам и желаниям.

  Мы не доверяем врачам, и все-таки пользуемся подобными услугами. Врачи всегда будут осыпаны деньгами и насмешками.

Шарлатанами обмануты желающие быть обманутыми.

  Ораторы сродни военным: все они подвергают себя значительному риску и скорее возвышаются. Преимущество живого слова перед словом писаным огромно.

Находясь в добром здравии, люди подвергают сомнению существование бога и не замечают греха в отношениях с наложницей; но стоит им захворать, они гонят эту особу прочь и проникаются верой в творца.

  Невозможно доказать отсутствие бога, и это убеждает нас, что бог есть.

  Если пропадет нужда в чем-нибудь, исчезнут науки, искусство, изобретения, механика.

Заканчивается произведение словами: «Если книга  не будет одобрена читателем, это меня удивит; если же будет одобрена, я буду удивлен не меньше…»

 

Краткое содержание романа «Характеры и нравы нынешнего века»

пересказала Осипова  А. С.

 

 

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Характеры и нравы нынешнего века». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.