Тредиаковский Василий Кириллович


Родился Тредиаковский Василий Кириллович в 1703 году, в Астрахани. Его отец был священником. Тредиаковский был одним из деятелей, проживших свою жизнь в эпоху Петра. Как и в работах Кантемира, в его произведениях были отражены особенности нового времени, новых идей и образов, но Тредиаковский в своем творчестве не смог преодолеть окончательно прежнюю схоластическую культуру. Он, как и Кантемир, жил в эпоху реакций, в неблагоприятной, а иногда и враждебной и ненавистной обстановке. Тредиаковский был интеллигентом-разночинцем, испытывающим в Дворянско-монархической стране большие трудности и лишения.

В 1723 году, переполняемый жаждой к знаниям, он (ему было всего 20 лет) сбежал из Астрахани в столицу, где на протяжении 2-х лет учился в Славяно-греко-латинской академии. Тредиаковский в 1725 году, не удовлетворенный богословско-схоластическими учениями в академии, отправился в Гаагу, а после в Париж, в Сорбонну. В данном лучшем университете Европы, бедствуя, он проучился 3 года и, получив образование ученого-филолога, в 1730 году он вернулся в Россию, для того чтоб служить просвещению своей родины. Самой светлой порой в его жизни является начало его деятельности в области литературы.

В Россию Тредиаковский вернулся атеистом, который с восторгом читал сатиры, написанные Кантемиром, который называл деятелей церкви сволочью и тартюфами. Он сразу же включился в жизнь общественности, выступал сторонником «абсолютизма просвещенного», защищал деяния Петра. В «Елегии на смерть Петра Великого» Тредиаковский раскрыл историческое значение петровских реформ. В это же самое время Тредиаковский занимается переводом романа П.Тальмана, который был по содержанию советским, под названием «Езда на остров Любви». Данный роман был воспринят представителями реакционного духовенства как отчаянный вызов литературе официальной.

Но было так изначально. Положение Тредиаковского, который отстаивал собственное право на существование в условиях устоявшегося дворянско-помещичьего строя, было действительно трагическим. Он терпел дискредитацию, унижения, его изображали бездарным и смешным. Людей, которые занимаются умственным трудом и посвящают себя науке, без различных титулов и чинов, считали в высших кругах людьми неполноценными. Необходимо было иметь колоссальную силу воли, несгибаемый и могучий характер, огромнейший талант, для утверждения собственных прав, для сохранения чувства личного достоинства, независимо от своего плебейского происхождения. По силам это было исключительно Ломоносову.

Тредиаковский в 1732 году занял должность штатного переводчика при Академии наук, после этого он стал секретарем академии. Он начал заниматься литературной и научной работой. Однако его положение в академии становилось с каждым днем тяжелее. Также усугублялось оно и литературной полемикой с Сумароковым и Ломоносовым. Выступая в качестве замечательного новатора в большинстве областей литературы, он, обладая меньшим талантом в литературе, вскоре позволил себя определить Сумарокову и Ломоносову, которые, следуя по пути, впервые им указанному. Все это очень болезненно воспринималось Тредиаковским, и его вражда с Сумароковым и Ломоносовым была непримиримой и очень длительной. Она началась с 1740-х гг., с того момента, когда талант Ломоносова, как поэта, начал затмевать талант Тредиаковского.

Споры между данными писателями шли о направлении, в котором должна была получить свое развитие русская поэзия, о характере языка стихов, однако полемические формы были резкими. Тредиаковский в последние годы начал оставаться в полнейшем одиночестве. Травля его в кругах академических стала до такой степени невыносимой, что он вынужден был в 1759 году покинуть Академию.

Прожил Тредиаковский еще десять лет практически в нищете, в болезнях и забытый всеми. Умер Тредиаковский в Санкт-Петербурге в 1769 году 6 августа.

Тредиаковский, как критик и филолог

При определении историко-литературного значения творчества Тредиаковского, Белинский отметил, что Тредиаковский не будет никогда забыт, так как он вовремя родился.

На протяжении всей жизни Тредиаковский усердно работал. Необычайное усердие, неутомимость, стремление приносить исключительную пользу свей своей стране, были его отличительными чертами. Им было оставлено огромнейшее наследие. Он был писателем-классицистом, который внес существенный вклад в литературу того времени. Кроме того, он также был крупнейшим филологом, преобразователем отечественного стихосложения, поэтом и переводчиком, автором критических, а также теоретических статей. Он брался за все то, за что главным образом должен браться. Его огромнейший труд направлен был на формирование русской литературы, культуры нации.

Свою деятельность в качестве литератора он начал с написания песен галантно-любовной направленности, которые были им написаны на французском языке, но с заглавиями на русском языке. Эти песни являются образцами подражания французской легкой поэзии 18 века. По возвращению в Россию в 1730 г., он издал перевод известного романа П.Тельмана под названием «Езда на остров Любви» с приложением, которое носит название «Стихи на разные случаи». Это было первым выступлением Тредиаковского в печати и самым первым сборником в России с советскими стихотворениями, которые были написаны, как на русском, так и на французском языках.

В предисловии к данному роману, которое носило название «К читателю», он, выдвигая определенные программы реформ в области литературы, подчеркнул светский нрав данного произведения. Он выступил сторонником стихотворной рифмы, поставил вопрос о выборе того или иного языка и стиля, которые определяются содержанием самого произведения, природой его жанра. Тредиаковским был обоснован выбор для переводов обычного русского языка, а не языка славянского тем, что данная мирская книга - это книга любви, и по этой причине она для всех должна быть понятной, а славянский язык темный, то есть понятен не всем. Славянский язык является языком книг церковных, а в книгах советских Тредиаковским предложено освобождение от, так называемой, «славянщизны». Именно поэтому он переводит роман под названием «Езда в остров Любви» на самый простой русский язык, которым между собой говорят люди. Однако, русский обычный язык, который подразумевает Тредиаковский, является языком, говорят на котором при дворе. Это язык дворян и министров.

Заслугой Тредиаковского является то, что он при постановке вопроса о нужде проведения реформы языка литературы, совершенствование которого его заботило и на то время, когда в 1735 году 14 числа марта месяца он произносил в Российском собрании «Речь о чистом российском языке», в которой отмечал необходимость составления исправной и доброй грамматики, полного словаря, риторики, а также науки стихосложения.

К глубокому сожалению, языку Тредиаковского свойственна была значительная затрудненность, как поэтической, так и повествовательной речи, что можно было объяснить слиянием славянизмов с оборотами латыни и русскими простыми словами. Этот слишком усложненный и искусственный язык не один раз выступал в качестве предмета для насмешек над Тредиаковским. Реформа литературного русского языка, нужду которой осознавал писатель, осуществил Ломоносов, которым также были изданы в 1748 г. «Риторика» и в 1757 г. «Грамматика».

Новая Россия нуждалась в новой общенациональной литературе, и Тредиаковским в ее развитие была внесена своя лепта. Особенно много он сделал в области «науки стихотворной». Силлабическое сложение стихов, которое возникло в условиях церковной схоластической культуры, никак не соответствовало преимущественно светскому, новому содержанию литературы в России. Это понял впервые Тредиаковский, который обратил свое внимание на народную русскую поэзию. Его реформа сложения стихов связана была с закоренелыми традициями национальной русской культуры и главным образом была основана на его знаниях фольклора.

В 1735 г. в трактате под названием «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», он первым акцентирует внимание на тонический принцип в качестве наиболее соответствующего природным качествам языка. В основе собственной системы писателя лежит новый принцип распределения равномерного ударений, так называемый, принцип тонической стопы.

Собственные теоретические положениях Тредиаковским были обоснованы также в других трактатах, в частности в своей статье под названием «О древнем, среднем и новом стихотворении российском». Однако та реформа, которая была предпринята писателем, была неполной. Ему не удалось окончательно разгромить старую силлабическую систему, считая, что новые принципы должны быть распространены исключительно на силлабические длинные стихи с многочисленными слогами, стихи одиннадцатисложные, а также на стихи тринадцатисложные. Короткие стихи, девяти- и четырехстопные, по-прежнему могут быть силлабическими по той причине, что в коротком стихе достаточно одного ударения для его организации, чтоб ему сообщить определенный ритм.

Кроме того, половинчатость его реформы также отразилась на том, что он предпочитал парную женскую рифму, отвергая при этом возможность чередовать в одном стихотворении женские и мужские рифмы. Только в стихах сатирического характера им допускалась возможность использования рифмы мужской. Также ограничения относились и к трехсложным стопам, против использования которых писатель возражал. В стопах двухсложных от предпочтение отдавал хорею. Он считал его наиболее характерным размером русских стихов.

Спустя 4 года, в 1739 г. появился трактат Ломоносова под названием «О правилах российского стихотворения», который снимал все ограничения с системы силлабического стихосложения. Характерным является то, что Тредиаковский должен был согласиться с теоретическими принципами Ломоносова и во 2-ом издании «Нового и краткого способа» в 1752 году, к которому ним прилагаются разные стихотворения, он их проработал. Тредиаковский отказался от ограничений, который были ранее ним предложены. Новаторская реформа писателя вызывала неоднократные упреки в подражании, в перенесении основ сложения стихов с французского. Из поэзии Франции он позаимствовал термины стихотворные, а сама данная система была рождена из поэзии народа. Реформа сложения русских стихов, которая создана Тредиаковским, обладала огромнейшим историческим значением.

Заботясь об утверждении российского классицизма, писателем был создан ряд работ теоретического характера, в которых он выступает в качестве популяризатора поэтики Буало, и сам в собственной практике сложения стихов старается использовать разнообразные жанры.

Тредиаковский первым написал торжественную похвальную «Оду торжественной о сдаче города Гданьска» в 1734 году, которая вышла в свет за пять лет до первой оды, написанной Ломоносовым. К своей оде он также приложил «Рассуждение об оде вообще», в котором самый первый в русском классицизме дал определение оды как жанра, указал на ее отличия от поэмы эпической и на главную характеристику поэтики оды - на красный беспорядок. Писатель познакомил русского читателя также с такими жанрами, как поэма героическая, а также с комедией.

К самым лучшим стихотворениями, который были написаны Тредиаковским, нужно отнести его «Стихи похвальные России», которые носят глубоко патриотический характер. Они впервые появились в качестве приложения к роману под названием «Езда на остров Любви».

Данное стихотворение, которое было написано за несколько лет до выхода стихотворного трактата писателя, может по праву выступать в качестве примера тонизации силлабических стихов, которая была достигнута из-за цензуры. Характерным является то, что 2-ая, уже проработанная редакция стихов, которая вышла в 1752 г., была написана ямбом.

В 1752 году Тредиаковский написал стихотворение под названием «Похвала Ижерской земле и царствующему граду Санкт-Петербургу», которое пропитано гражданским духом, гордостью за огромнейшие преобразования собственной страны и ее преобразователя Петра 1-ого. Строфы наполнены патетикой и лирическим одушевлением. В своем стихотворении он передает собственное ощущение гордости, которое вызвано красотой и величественным видом Петербурга, который возник там, где раньше была дебрь. Написано данное стихотворение ямбом пятистопным с перекрестными, как женскими, так и мужскими рифмами.

Одним из значительных произведений в стихах Тредиаковского является работа под названием «Эпистола от российской поэзии к Аполлону» в 1735 году. Писатель обращается с просьбой к богу Аполлону посетить его родную страну и распространить там поэтический свет, который он разливается по всем уголкам мира. Тредиаковским дан обзор поэзии мира, он говорит о самых лучших ее достижениях, и этот список имен является свидетельством о наличии широких литературно-художественных интересов писателя. Он говорит о Гомере, Овидии, Горации, о французской поэзии времен классицизма, об итальянской поэзии, об английской, испанской и немецкой поэзии и т.д. В данной эпистоле, движимый патриотическими чувствами о развитии культуры нации, он старается ввести поэзию русскую в качестве равноправной в среду европейской литературы.

Однако в данном стихотворении очень отчетливо выражена та усложненность конструкций синтаксиса, которая вызвана использованием оборотов латинизированных, затрудненностью речи стихов, которая достаточно часто делала стихи писателя трудными для понимания.

Но, вместе с тем, биография Тредиаковского переполнена, как светлыми и яркими событиями, так и падениями, которые ему все-таки удалось преодолеть. Он внес существенный вклад в развитие отечественной и мировой литературы.

Творчество Василия Кирилловича Тредиаковского, несомненно, занимает особое и достойное место в поэтическом наследии русской литературы. Учёный-интеллигент, литературный новатор и экспериментатор, поэт и переводчик Тредиаковский - создал мощные предпосылки для стремительного перехода к современным формам стихосложения, которые довёл позднее до совершенства А.С.Пушкин. Современники и последователи Тредиаковского осознавали значение его многостороннего творчества и с благодарностью называли его отцом и рыцарем просвещения. Определяя историко-литературное значение его творчества, Белинский писал: «Тредиаковский никогда не будет забыт, потому что родился вовремя».

Особенность поэзии первых десятилетий восемнадцатого века состояла в том, что определённой, академической нормы в литературном языке не было. Господствовала анархия стилей, где наряду с русизмами и славянизмами присутствовали обороты разговорной речи. Поэтому поэзия Тредиаковского являлась отражением такой тенденции. Она включала в себя силлабические стихи, но с индивидуальным метром Тредиаковского, александрийский стих и короткие стихи, с четырёхстопным ямбом и трёх- четырёхстопным хорем. Многообразие жанров и тем в его поэзии свидетельствует о его стремлении облагородить литературный язык и заложить основы новой системы стихосложения. Он сочиняет торжественные оды, наполненные общественно-политическим звучанием. В его элегиях преобладают эмоции личного характера, с лирическими интонациями, но вместе с тем, стихотворения пафосно отражают государственную жизнь России и являются посвящением русским царям.

В стихотворении «Песнь. Сочинена в Гамбурге к торжественному празднованию коронации ее величества императрицы Анны Иоанновны», поэт радостно и восторженно извещает: «Торжествуйте, все российские народы: У нас идут златые годы». Но уже в оде «Внешнее Тепло» поэт пишет посвящение не самодержцам, а преклоняется перед красотой природы. В другом своём стихотворении - «Строфы похвальные поселянскому житию», он восхваляет тишину и уют деревенской жизни.

Тредиаковский много экспериментирует, расширяя стили и жанры стихосложения. Его стихотворения контрастируют и эмоционально соперничают между собой. Это хорошо видно в темах описания природы, а также в любовной лирике. Несмотря на заметный след, оставленный Тредиаковским в поэзии, всё же надо признать, что его стихотворения подвергались критике и даже насмешкам и не нашли серьёзного отклика у читателей. Но его несомненная заслуга, как поэта и новатора, состоит в понимании необходимости реформы литературного языка и его совершенствовании.

Биография Тредиаковского хранит в себе некую тайну, и остаются загадочными обстоятельства его пребывания за границей. Сын священника, против воли отца, убегает из дома и поступает в славяно-греко-латинскую академию. В возрасте двадцати трёх лет, не окончив академию, он отправился в Голландию, где жил у посла и освоил там французский язык. Затем он пешком добрался до Парижа и учился в Сорбоннском университете. Здесь Василий Кириллович Тредиаковский тщательно изучает классическую и современную французскую литературу. Он обогащает свои знания изучением трудов древнегреческих философов и античных поэтов. Увлечённо штудирует произведения Мольера и Расина, глубоко вникает в пласты французской просветительской мысли. За короткий промежуток времени он превращается из недоучки-бурсака в европейского учёного.

В 1730 году Тредиаковский возвращается на родину, с огромным багажом знаний и собственных литературных произведений. Он издаёт перевод романа П.Тальмана «Езда в остров Любви», который органично дополнил циклом своих любовных стихов. Эта книга заставила говорить о Тредиаковском, как о талантливом переводчике и поэте, что принесло ему известность и популярность. В 1732 году он принят на службу переводчиком при Академии наук.

Переводы западноевропейских произведений являются очень важным моментом в литературной деятельности Тредиаковского. Заслуга его в том, что переводить литературные произведения на русский язык было сложно: не было на то время в распоряжении автора ни вспомогательных источников, ни словарей, ни других изданий, на которые можно было опереться или позаимствовать опыт. Тредиаковский пошёл своим собственным путём, не отступая ни от одной буквы подлинника. Благодаря его трудам русская литература обогатилась переводами книг западноевропейских авторов: Тальмана, Барклая, Фенелона.

Тредиаковский очень много переводил античных авторов, басни Эзопа, комедии Теренция, Сенеки, а также произведения Горация. По заказу Академии наук он, уже в звании академика, берётся за переводы исторических трудов французских учёных Шарля Роллена и Жана Кревье. Этим переводам учёный посвятил тридцать лет своей жизни, результатом которых стал десятитомный труд «Древняя история об египтянах, о карфагенянах, об ассирианах, о вавилонянах, о мидянах, персах, о македонянах и о греках», ещё шестнадцать томов «Римской истории от создания Рима до битвы Актийской» и четыре тома «История о римских императорах с Августа по Константина». Титанический и масштабный труд! Эта многолетняя кропотливая работа стала неоценимой услугой русскому просветительскому сообществу и русской науке в целом.

Работая над переводами Роллена и Кревье, Тредиаковский приходил к пониманию смысла гражданского общества, презирая тиранию и пороки, и воздавая хвалу гражданской добродетели. Учёный искренне верил, что "разум и добродетель есть жребий всего человеческого рода, а не человеков токмо породных...". Свой огромный труд он посвящал российскому государству и считал его «услугой дражайшему отечеству».

В 1751 году Тредиаковский работает над переводом романа «Аргенида» шотландского писателя Барклая. Надо иметь в виду, что перевод осуществлён в период работы над трудами Роллена и Кревье, поэтому работа над романом «Аргенида» не случайна, она расширяет мировоззрение Тредиаковского на вопросы гражданского общества и абсолютной монархии. Василий Кириллович Тредиаковский пытался своим переводом донести до просвещённых умов России мысль о том, что тирания не приемлема для государственного управления. Джон Барклай в романе оправдывает абсолютную монархию и Тредиаковский, следуя собственному принципу перевода, не искажает эту мысль, увязывая её с образом Петра Первого, который оставался образцом государственного деятеля. «Аргемида» в переводе Тредиаковского получила популярность и выдержала несколько изданий, пользуясь успехом у современников.

В 1766 году выходит в свет стихотворный перевод прозаического романа Франсуа Фенелона «Странствия Телемака» («Приключения Телемаха»). Тредиаковский называет свой переводческий вариант «Телемахида» («Тилемахида» в оригинале Тредиаковского). В романе Фенелона показаны идеалы правящей монархии и её роль для общественного устройства. Следует сказать, что книга о похождении Телемака в просвещённых кругах России была известна и была переведена ещё в 1734 году, хотя ее печатный вариант появился лишь тринадцать лет спустя, и вышел в издании Академии наук, без указания имени переводчика. Поэтому новый перевод Тредиаковского вызывал неподдельный интерес, поскольку в Европе и в России антимонархические воззрения были ещё очень далеки от оппозиционных намерений, но зарождение таких мыслей в умах просвещенной части общества создавало предпосылки к появлению противников монархии.

Тредиаковский сохранил в своём переводе нравоучительный жанр подлинника, придавая ему формат политико-воспитательного трактата. Главным идеологическим итогом «Телемахиды» Тредиаковского является мысль о том, что царь обязан быть законопослушным и выполнять предписанные законы. Поэтому любые ошибки должны стать уроком и наукой для будущего монарха, который обязан извлекать пользу из опыта и ошибок своих предшественников. И если в «Аргениде» Тредиаковский излагает «уроки царям», и даёт наставления, то в «Телемахиде», помимо уроков, слышится уже критика абсолютной монархии, что говорит о бесспорном понимании Тредиаковским несовершенства общественно-политического устройства в России.

Василий Кириллович Тредиаковский, как поэт и гражданин, в своём переводе, пусть косвенно, но отразил современное правление Екатерины, которое носило явно деспотичный характер, а сама царица отличалась своенравием и поступала по своей прихоти и желаниям, «не взирая на закон». Поэт смело обличал придворных угодников и льстецов, которые «льстят царю во всём и во всём царю изменяют».

Мысли и откровения, звучавшие в «Телемахиде», не остались незамеченными Екатериной. Однако она не стала применять к автору репрессивные меры. Но зато она нелицеприятно отозвалась о Тредиаковском, назвав его смешным, а произведение бездарным и рекомендовала читать данное произведение, как средство от бессонницы. Конечно, такой отзыв царицы на его перевод, обижал и унижал Тредиаковского. Книгоиздатель и общественный деятель Н.И.Новиков пытался защищать Тредиаковского, возражая Екатерине и отмечая достоинства и значение «Телемахиды».

С литературной точки зрения «Телемахида» представляет собой эпическое произведение, стихотворную основу которого составляет русский гекзаметр. Такой выбор стихотворного размера можно считать явной удачей Тредиаковского, позволив автору русским языком воспроизводить торжественный ритм античных поэм. Делая акцент на ударном принципе гекзаметра, Тредиаковский использует сочетание стоп разных стихотворных размеров, например дактиля и хорея. Эту особенность метрической формы эпопеи оценили Радищев и Пушкин. Гекзаметр Тредиаковского стал предтечей для переводов «Илиады» Н.И.Гнедича и «Одиссеи» В.А.Жуковского.

Отмечая художественное новаторство Тредиаковского, нельзя не отметить ряд стилистических ошибок, использование эклектичных наборов церковнославянских элементов с просторечием и сочинение неудачных стихов. Перевод «Телемахиды» подвергся нападкам со стороны теоретиков классицизма, которые отвергали всю структуру эпопеи. Несмотря на патриотический характер произведения, Тредиаковскому не удалось создать полновесную русскую эпическую поэму. Она была выстроена на чужеродной исторической основе и, соответственно, главное лицо не наделялось чертами национального героя. Но даже при таком критическом отношении к «Телемахиде», надо признать, что именно она стала ориентиром для русского поэта и государственного деятеля М.М.Хераскова, который создал первую национальную поэму «Россиада», работая над ней около восьми лет.


 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Тредиаковский Василий Кириллович представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.