Писемский Алексей Феофилактович

Алексей Феофилактович Писемский появился на свет 10 марта 1820 г, на территории старой усадьбы Раменье. Его род имеет очень древние корни. А его далекие предки были дворянами. Однако, начиная с деда, его род постепенно утрачивал свою значимость в обществе. Его дед был землепашцем, а отец был военным. Вот как сам Алексей Феофилактович описывает своего отца: «В полном смысле военный служака того времени, строгий исполнитель долга, умеренный в своих привычках до пуризма, человек неподкупной честности в смысле денежном и, вместе с тем, сурово строгий к подчиненным; крепостные люди его трепетали, но только дураки и лентяи, а умных и дельных он даже баловал иногда». Вся поэтичность и чувственность Писемскому досталась от его матери, которая была необыкновенно тонкой натурой. Она была умной женщиной, хотя не получила в свое время должного образования и воспитания. Она любила общаться, и вытягивать из этих общений знания. В душе она была прекрасным человеком, который всегда отзывался добротой и учтивостью к людям.

Все детство Писемского прошло в небольшом городишке Ветлуге. Он рос немного нервным и независимым ребенком. Он не любил учиться и не любил, когда его учили. Однако одной из сильнейших его страстей была литература и чтение романов. До того как ему исполнилось 14 лет, он уже прочитал множество литературных шедевров того времени. О его образовании никто не заботился. Никаким языкам, кроме латинского, его не учили. Всю свою жизнь Писемский страдал от того, что не знает языков.

В четырнадцать лет он поступил учиться в Костромскую гимназию, где и начал развиваться интеллектуально, принялся писать и ходить в театры. В 1840 году поступил в Московский университет на математический факультет, о чем впоследствии неблагоприятно отзывался сам Писемский. Однако, что бы он ни говорил, учеба в этом месте не прошла бесследно. Учеба в ВУЗе расширила его кругозор и познакомила с такими мастерами пера, как Шиллер, Шекспир, Корнель, Гете, Руссо, Вольтер, Гюго и Жорж Зандом. Познавая довольно скучную университетскую жизнь, Писемский смог по достоинству оценить и русскую литературу, которая до этого не вызывала в его сердцах такого отклика, как удавалось зарубежным авторам.

Социальные воззрения Писемского уже тогда начали серьезно формироваться, корнем прорастая все глубже и глубже. Он не принимал славянофильства. Его интерес лежал в ином направлении. Он влюбился в театр и хотел все свое время посвящать только ему. В 1844 году он некоторое время работал актером, исполняя второстепенные роли. Одной из таких ролей стала роль Подколесина, которую он сыграл, как говорят, лучше самого Щепкина. В том же году он заканчивает учебу в университете.

Семейный кризис полным ходом дает о себе знать. Тело матери было парализовано, а отец уже отправился на небеса. Через два года он женился на дочери основателя «Отечественных записок», Екатерине Павловне Свиньиной. Их брак сложился, чем привнес в жизнь угрюмого Писемского некую долю счастья. Вплоть до 1872 года, Писемский занимался служебной деятельностью, успев поработать в разных высших органах. Из-за своей должности, которая обязывала знать и понимать повседневную провинциальную жизнь, он вынес много полезного. В университетских стенах он уже пытался писать. Однако этот материал был излит не с той степенью душевного волнения, как хотелось бы.

Его первый литературный рассказ «Нина» был опубликован в нескольких журналах и открыл стране одаренного автора, который прекрасно видит жизнь и разбирается в его мелочах и проблемах. Его первым крупным произведением стала «Боярщина». Этот роман был настолько неугоден цензуре, что в свет он вышел только через 10 лет после своего написания. В романе уже прослеживаются основные черты всего творчества Писемского. Его талант медленно начинает раскрываться и кристаллизироваться. Каждое его слово, каждая связка отличалась выпуклостью, жесткостью и грубостью изображения, живостью и яркостью. Он писал не словами, он писал красками.

В его произведениях, зачастую, преобладали не хорошие, а отрицательные личности. Его пессимистичность оставляла след на любом произведении. В 1850 году, автор набрался смелости и отправил в редакцию журнала «Москвитянин» повесть «Тюфяк», которая выдвинула его в первые ряды писателей эпохи. Успех «Тюфяка» закрепил в нем уверенность, что он занимается именно тем делом, которое ему нравится и которым может заниматься. За четыре следующих года, в свет выходят такие произведения, как: «Комик», «Ипохондрик», «Богатый жених», «Питерщик», «Батманов», «Раздел», «Леший», «Фанфарон». Все эти произведения отличаются прекрасно изображенной в них жизненности и правдивости. Разные моменты тогдашней действительности, еще никем не увиденные и не затронутые, стали вырисовываться именно в его произведениях.

В 1853 году Писемский переезжает в Петербург, где производит сильнейшее впечатление на всех, - в первую очередь, своей неуемной тягой к оригинальности и первобытности. Его не интересовали теоретические и философские разговоры. Он любил строгую практику, но никак не пустое трепетание языком. Ему были чужды общепринятые идеи и наставления. Он всем своим нутром старался раздавить их и воздвигнуть новые идеи. Его материальное положение в огромном городе было сродни положению литературного пролетария. Чем дольше он находился в Петербурге, тем чаще возникал вопрос о заработке и проживании. Он тогда писал мало, а за год в редакциях появлялись только пару его произведений.

В 1855 году выходят два прекрасных произведения из жизни народного быта. Это «Плотничья артель» и повесть «Виновата ли она». Два этих произведения всколыхнули общественность и пользовались огромным успехом у публики. Его повесть была названа лучшей за весь год. В 1856 году он был командирован в Астрахань и Каспийское побережье, результатом чего и стали несколько сборников «Морской сборник» и «Библиотека для чтения». В 1857 году Писемский успел написать только небольшой рассказ «Старая барыня».

1858 год стал временем колоссальной популярности автора. В свет вышли сразу два его романа, это «Боярщина» и «Тысяча душ». Хотя в романах и не говорилось ни о чем новыми формами, содержание пленяло всех, кто открывал роман и начинал его читать. Это глубоко задуманное, тщательно разработанное произведение. Здесь реализм показан без лишних сентиментальных ноток. В широкую картину провинциальной жизни, с мастерством вставлены прекрасные и мощные психологические портреты некоторых индивидуумов. Вся читающая публика, вместе с которой и критика, были в восторге от главного героя романа. Идея, которую несет в себе главный герой произведения, была в то время немного в диковинку, ибо еще не принялась полностью. Однако некоторые люди не принимали роман, говоря о нем, как о пустом и надуманном произведении. Положительный образ вырисовывается в лице Настеньки. Это редкость для автора, ибо он до этого не знал жизнь в хорошем ключе, и не мог написать ни о чем столь эмоциональном, чистом и мягком, как сейчас.

В 1860 году выходит еще одна его повесть «Старческий грех», которая по силе впечатления и по трогательности самой истории, не уступала его роману. В «Горькой судьбине» он старался провести параллели со своей жизнью. Дело, которое он рассматривает, имело место в его жизни, и этот опыт он просто перенес на страницы произведения.

Писемский был реалист по стилю жизни и по мышлению. Он не выписывал красоту из окружающего его мира, он показывал мир таким, каким он есть на самом деле, без лишних эмоциональных моментов. Хотя, как показывает любовь к нему читателей, именно эмоциональные моменты в его творениях, показанные с долей художественности и вымысла, имели самый сильный эффект. Он прекрасно мог передать речь обычного русского человека, его быт и традиции. Когда он садился за перо, он словно оставлял на время кипящую вокруг жизнь и создавал тех же, окружающих его людей, но уже с огромной долей индивидуальных качеств.

В 1863 году на сцене Александрийского театра была поставлена одна из драм Писемского. Всегда, когда его произведения имели колоссальный успех, мир говорил о нем, так как не все были согласны с таким успехом. В его активе очень мало чисто эмоциональных произведений. Чего стоит только одна «Власть тьмы», которая силой своей берет всех, кто углубляется в ее суть.

В конце 1850-1860 гг. Алексей Феофилактович Писемский находился в апогее своей славы. Именно в этот период он проявил себя не только как талантливый писатель, но и как блестящий чтец; ему посвящались хвалебные оды, в частности, известным и очень авторитетным критиком - Д.И. Писаревым; он являлся редактором довольно большого журнала. Однако радикальные противоречия между настроем российского общества того времени и мировоззрением Писемского не могли не привести к печальному исходу.

Писатель не входил ни в какую определенную идеологическую группу и, даже не пытался примирить воззрения противоборствующих сторон с помощью какого-либо изощренного эклектического построения. При этом он еще и был склонен видеть и изображать исключительно слабые их стороны.

Писемский, будучи чуждым новому литературному направлению, был намерен бороться с ним весьма актуальным в то время оружием - едкой насмешкой, острой сатирой и памфлетом. Это оружие очень успешно применялось и его противниками, которые в отличие от писателя, пользовались широкой популярностью. Когда в конце 1861 г. в своем журнале, который имел весьма слабый успех, Писемский напечатал ряд своих фельетонов, подписанных "Старая фельетонная кляча Никита Безрылов", даже вполне невинная и благодушная насмешки над воскресными школами и литературными вечерами привела к появлению в печати, и особенно в журнале «Искра», нескольких полных негодования публикаций. Дальнейшая острая полемика привела даже к тому, что оппоненты Писемского из «Искры» вызвали его на дуэль, а редакция авторитетного журнала «Современник» объявила о полном своем согласии с яростной критикой воззрений писателя в, опубликованной в «Искре» статье о Никите Безрылове.

Все эти события и неурядицы глубоко потрясли писателя, который в начале 1862 г. покинул опостылевший и не принявший его Петербург, и переселился в Москву. Здесь, в 1963 г. был опубликован новый роман Писемского «Взбаламученное море», к написанию которого писатель приступил после встречи в Лондоне с представителями русской эмиграции и еще до разрыва с прогрессистами. Произведение было закончено уже в Москве, и в нем нашли отражение переживания автора, связанные с петербуржской ситуацией. Данное произведение и по сей день характеризуется как полемическое, грубо тенденциозное и, даже, пасквильное. Современника автора увидели в нем лишь нападки молодого поколения на сложившиеся авторитеты и низменное желание автора отомстить за непризнание своего таланта. Хотя в этих упреках есть определенная доля истины, однако, они могут относиться только к завершающим главам романа «Взбаламученное море». Как писал позже сам Писемский в своем романе, «он если и не смог отразить всю Русскую действительность, то, по крайней мере, собрал «всю ее ложь»».

Идеологические противники писателя, критикуя его воззрения, все же признавали в нем писательский талант. Так, Писарев даже уже после неприятного инцидента с «Искрой» все же оценил его труд, и даже ставил его выше Тургенева. Критик считал, что поколение «отцов» выставлено в романе Писемского в более непривлекательном виде, чем представители поколения "детей". Надо признать, что роман, в целом, написан довольно слабо, но не лишен и некоторых достоинств.

Находясь в Москве, Писемский прислал в журнал «Отечественные записки» свое новое произведение «Русские лгуны», которое было напечатано в 1864 г и, по мнению самого писателя, представляло "рубенсовскую коллекцию" типажей, характерных для русского захолустья второй половины 19 в. Несколько позже Писемский возглавлял беллетристический отдел «Русского вестника», но проработал там недолго, и в 1866 г. вернулся на государственную службу. Переезд в Москву привел к упадку художественных сил писателя, и его творчество приобрело более памфлетическую направленность на критическое изображение современности и отжившего быта. Подтверждением сказанного являются драмы «Поручик Гладков», «Бывые соколы» и «Самоуправцы», напечатанные в журнале «Всемирный труд».

В 1869 г. в журнале «Заря», имевшем ярко выраженную славянофильскую направленность, появился роман Писемского «Люди сороковых годов», который не отличался особенной художественностью. Интерес в нем представляют лишь второстепенные лица. Даже в техническом отношении данное произведение стоит значительно ниже произведений автора, написанных до этого.

Главный герой романа идеалист Неведомов выражает мнение самого писателя, называя социальные проповеди Белинского и Жорж-Занд "писанием с чужого голоса". Также роман отражает отношение Писемского к славянофильству, которое он посредством одного из героев «Людей сороковых годов» обличает как «религиозно-лингвистическое сантиментальничанье». Большую ценность роман все же имеет, так как в нем частично отображена биография Писемского. Так, в лице полковника Вихрова представлен отец писателя, рассказано о его воспитании, учебе в гимназии и увлечении театром, о поступлении в университет и о студенческой жизни, о его интересе к известной стороне, как он называет, «жорж-зандизма», и обо всем том, что сыграло значительную роль в жизни автора. Критика к роману отнеслась весьма неодобрительно и особого успеха у публики он тоже не имел. Однако, появившийся примерно в то же время немецкий перевод «Тысячи душ» - был тепло встречен в Германии, и получил целый ряд сочувственных отзывов у таких критиков, как Юлиана Шмидта, Френцеля и др. Через два года в журнале «Беседа» Писемский опубликовал свой роман «В водовороте», где автор пытался дать представление о существующей в обществе атмосфере нигилизма. К сожалению, новый роман, с точки зрения литературного значения, оказался еще ниже предыдущего.

Следующим этапом в творчестве Писемского стал целый ряд драм-памфлетов, которые обличали финансовых дельцов. Одно из таких произведений - комедия «Подкопы» из-за своей слишком резкой критической направленности даже была не допущена к публикации цензурой. Преступлениям высшего руководства страны посвящены драмы «Ваал» и «Просвещенное время», а в «Финансовом гении» изобличены концессионеры, капиталисты и биржевики, не гнушающиеся ничем ради своей наживы. Эти пьесы имели успех на сцене, но «Финансовый гений» был раскритикован, как очень слабое в литературном отношении произведение.

Два последних романа Писемского «Мещане» и «Масоны» также не блещут художественными достоинствами. Первый из них посвящен уже ставшей для автора традиционной теме противостояния новоявленных дельцов и стародворянского культа благородства, тонкого вкуса и красоты. Так как Писемский был практический не знаком с социально-культурным феноменом мещанства, отрицательные образы в "Мещанах" совершенно абстрактны и лишены той детальности, которая может вдохнуть в них жизнь. В «Масонах» несмотря на то, что автор представляет богатый исторический материал, также мало занимательного, и кроме образа полковника Марфина - других интересных персонажей практически нет.

Эти неудачи на литературном поприще весьма негативно отразились на настроении Писемского, который в письме к Тургеневу, написанном весной 1878 г., признался, что "устал писать, а еще более того жить". Тяжелые душевные переживания писателя были также вызваны самоубийством его сына вначале 1870-ых гг. Хотя Писемский был окружен любящей и заботливой семьей, близким не удавалось развеять его мрачное настроение. Ситуация усугублялась еще и из-за болезней, которые стали одолевать писателя с возрастом. Окончательно подкосило Писемского новое несчастие - известье о безнадежной болезни другого сына. Не выдержав физических и моральных страданий писатель скончался в январе 1881 г. Известие о его смерти не вызвало особого интереса у общественности и его похороны на фоне пышных проводов умершего почти в одно время с ним Достоевского, прошли почти незамеченными.

В воспоминаниях людей, близко знавших Алексея Феофилактовича Писемского, писатель остался сильной личностью, многочисленные достоинства которого значительно перевешивали недостатки. Это был добродушный человек, с высокоразвитым чувством справедливости, чрезвычайно скромный и чуждый зависти. Из-за особенностей своего духовного склада он не смог усвоить, так называемую, иностранную культурность и простодушно выдавал свою близость к русскому народу, напоминая умного мужика.

Основные черты характера Писемского - правдивость и искренность, нашли отражение в его произведениях и стали первостепенным достоинством таланта писателя. В полной мере к самому Писемскому могут быть отнесены его слова о Гоголе, которого он превозносил за отсутствие «стремления сказать больше своего понимания». Верный данному принципу писатель, которого за реалистичность его творчества можно, по праву поставить в один ряд с Гоголем, защищал в теории «искусство для искусства». Но впоследствии он пожертвовал этими своими убеждениями в угоду дидактическим намерениям. Хотя основная причина упадка его таланта не в этом. Для правдивого описания многосложных процессов общественной жизни, которые Писемский поставил во главу угла в своих поздних произведениях, требовалась достаточно возвышенная точка зрения, которая у писателя отсутствовала. Еще в начале творческого пути, по мнению близкого товарища Писемского, Аполлона Григорьева, чувствовался талант автора, но практически никогда не удавалось проникнуть в его миросозерцание и понять его жизненную философию.

Однако даже одного только таланта Писемского оказалось вполне достаточно, чтобы представить поразительно точную картину современной ему дореформенной России. Лучшие произведения автора настолько проникнуты объективностью, что, по мнению, Писарева даже Гончаров на его фоне смотрелся совершенным лириком. Скептическое отношение писателя к коллегам, которые, по его мнению, занимались лишь красивым празднословием, не переходящим в дело, а также мрачная масштабная панорама отживающего быта - сослужили огромную службу тому движению, которое в дальнейшем смогло разорвать связь между публикой и первоклассным писателем.


 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Писемского Алексея Феофилактовича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.