Пелевин Виктор Олегович

Пелевин Виктор Олегович родился в Москве в 1962 году. Маленький Витя получал образование в школе, которая считалась элитарной, в ней учились внук Хрущева, племянник Сталина, дети заместителя министра внутренних дел, а также знаменитых в то время актеров Табакова, Ефремова, Басова. Летом 1979 года будущий писатель стал студентом Московского государственного института, поступив на факультет электрооборудования. Позднее Виктор окончил институт с красным дипломом, затем его приняли на работу в качестве инженера кафедры электрического транспорта, позже он поступил в аспирантуру. Пелевин собирался защищать диссертацию, но передумал и захотел сменить род деятельности. В августе 1988 года он подал заявление в институт имени Горького. С этой поры биография Пелевина начнет наполняться яркими и насыщенными событиями. Итак, Виктор учился на заочном отделении пять лет, окончил литературный институт, некоторое время работал в журнале «Наука и религия», в эти годы подготовил большое количество публикаций по теме восточного мистицизма. Кроме этого Виктор Олегович служил в ВДВ.

Как писатель признавался позднее, ему очень помогали знакомства, приобретенные в институте. Михаил Умнов, друг писателя, в отличие от самого Пелевина, окончил институт, проходил преддипломную практику в журнале «Знамя». Во время практики Умнову удалось подружиться с критиком Викторией Шохиной, которая в тоже время была редактором отдела прозы в том же журнале. Лучше «Знамени» в то время считался только «Новый мир», но опубликоваться в первом было также очень почетно, после этого можно было смело называть себя самым настоящим писателем. Именно в этот журнал Михаил и отнес в 1993 повесть «Омон Ра».

Первые рассказы Пелевина появились в журнале «Химия и жизнь» и фантастических сборниках в конце восьмидесятых годов. Первый выпущенный сборник под названием «Синий фонарь» сначала не стал популярным, зато получил букеровскую премию позднее. Затем в 1992 году вышла повесть «Омон Ра», которая произвела фурор.

«Омон Ра» повествует об истории советской космонавтики и представляет ее, как огромную садистскую фальсификацию. Пелевин считал, что ее настоящее предназначение заключалось в совершении кровавых жертвоприношений, которые питали магическую структуру государства. Кому-то из персонажей повезло, кому-то нет. Например, некоторым курсантам училища Мересьева отрезали ступни. Омона же и его друга Митьку направили в отряд космонавтов - камикадзе, их задачей было крутить педали в «Луноходе» - 1 и 2. При таких «высоких технологиях» ракеты никуда не летели. В финальной сцене Омон был обречен на ритуальное заклинание, потом осознал, что происходящее - не что иное, как обычный кошмар, навязанный его воображением. Некоторая двуличность героя виделась и в тот момент, когда его определили в ряды космонавтов: его позывной был «Ра», имя бога солнца в мифах древнего Египта.

«Жизнь насекомых» опубликована в 1993 году. Произведение имело непростой сюжет и конструкцию, было менее эпатажным, некоторые критики даже посчитали повесть не чем иным, как очень сложным, своеобразным пересказом дантовского Ада, где безвыходные переживания особых состояний ума были адскими муками. Критик Генис говорил, что между насекомыми и людьми нет никакой разницы, что они являются одним и тем же, а их роль в отдельных эпизодах определяется читателями, а не автором.

Стоицизм, суфизм, антропософия оказали некоторое влияние на творчество Полевина, в некоторых плодах его творчества видны воздействия этих теорий. «Чапаев и пустота», вышедший в 1996 году, некоторые окрестили, как его «первый дзен-буддистский роман». В повествовании мы узнаем, что Чапаев действительно является воплощением Анагмы. Петр Пустота же был поэтом - декадентом, монархистом. По непонятным причинам, он же являлся комиссаром чапаевской дивизии. Роман можно описать, как поочередные куски с изображением жизни Пустоты, причем события излагаются от двух реальностей. В послереволюционной России борются странные метафизические силы, а в современной стране лечится в клинике Петр.

Иллюзорная реальность, потусторонние силы и миры, альтернативные версии истории страны - вот основные темы творчества и произведений писателя. В «Повести огненных лет» управляющий центр советской державы был сосредоточен в кремлевских подземельях. Причиной же перестройки стали мистические упражнения уборщицы Веры Павловны, которую в наказание сослали после смерти в роман Чернышевского.

В книгах Пелевина обычно отсутствует грань между жизнью и смертью, так, персонажи «Вестей» и «Синего фонаря» осознали, что они - мертвецы, а с помощью старой шарманки возможно будет вызвать из «нижних миров» убитых немецких летчиков и женить их на русских девушках, которые смогут попасть за границу благодаря такой возможности.

Писатель, зачастую, оживляет картины в своих произведениях с помощью мотивов инвариантности мира. Он насмехался над стереотипами российских классических произведений. В связи с этим, зачастую, его бывшие крестьяне становились участниками движения красного террора, им было известно, что по вкусу человеческое мясо напоминает говядину.

В то же самое время, по мнению Виктора Олеговича, следовало бы понимать всю иллюзорность собственной жизни и следовать подлинному Бытию. В большинстве романов Пелевина именно это и случается с героями. Так, к примеру, цыплята смогли вырваться на свободу из инкубатора и стали совершенствовать врожденные способности и самосознание. В то же время, автор постоянно делает намеки, что этот самый настоящий мир не так уж и идеален. В какой-то момент цыплятам надевают гайки на крылья, потому что их ноги отрываются от земли, когда они начинают упражнения.

Любопытен и мотылек Митя, нарисованный в произведении «Жизнь насекомых». В «Жизни и приключениях сарая №XXII» описан сарай, у которого была душа велосипеда, и который смог-таки обрести свою истинную жизнь после совершенного им же поджога.

В 1993 году появился рассказа «Желтая стрела». Там рассказчик, в конце концов, покинул бесконечный поезд, а Чапаева, Анну и Петра в финале романа ждала «условная река абсолютной любви».

Вы ошибетесь, если однозначно отнесете творчество писателя к мистике. Это не так. Его книги можно воспринять и как философские притчи, юмористические повести. Даже столь причудливое творение «Generation P» возможно посчитать самоучителем отношений в обществе. «Производственный роман о рекламе» - так отозвался сам Пелевин о произведении.

Повествование берет начало в эпоху правления Ельцина. Главный герой - терпящий бедствия выпускник Литинститута по имени Татарский Вивлен. Через знакомых он получает работу в рекламной фирме. Татарский продвигается по карьерной лестнице благодаря природному таланту и постоянно приходящим к нему наркотическим видениям. Например, во снах ему приходит Че Гевара и провозглашает рекламные и пиар технологии. В конце концов, кульминацией всего этого становится появление телевизионной рекламы.

Когда Вивлен впервые оказывается в Останкино, он осознает, что на самом деле телевидение является, скорее, средством дезинформации, чем информации современных зрителей. К примеру, на месте политических деятелей уже давно стоят анимационные фигуры. Далее происходит смесь реальности, рекламных текстов и веселых ситуаций с участием анимационных политиков, с мифами древнего Египта и странными галлюцинациями. Наконец, Вивлена провозгласили мужем богини Иштар, он женился на ней на самом верху Вавилонской башни, затем его личность скопировали и стали распространять с помощью средств массовой дезинформации. В итоге он стал Татарским, только с маленькой буквы.

Зачастую, творения писателя считаются постмодернистскими, из-за характерности эсхалатологических умонастроений, всеобщей иронии, игрового начала. Обычно Виктор легко обращался к интерактивной виртуальности, эстетике чужого замысла, приличным формам плагиата, так как это было оправдано тем информационным пространством, в котором он находился. В «Жизни насекомых» открыто заимствованы некоторые мысли из книги Кафки «Превращение».

Андрей Вознесенский говорил, что у Пелевина есть особый дар «пеленговать нашу ирреальность». На самом же деле, такая сильная популярность писателя обуславливается не только тем, что он создавал в стиле постмодернизма. Виктор Олегович никогда не допускал возможности игры с читателем. Все, что он рассказывал, виделось и чувствовалось им, повествование же велось с особой, свойственной лишь ему доверительной интонацией.

Писатель довольно часто обращался к простоязычным выражениям, слэнгам, «языку братков». Он сам считал, что такая манера изложения помогала вернуть русскому языку понятия жизни и смерти. В стилистике писателя встречались и поп - артовские элементы, конечно, называть все это постмодернизмом - язык не поворачивается. Это такой же постмодернизм, как и некоторые песни Высоцкого.

Тарас Бургомистров, литературный критик, признавал, что в романе «Чапаев и пустота», скорее, проглядывался собственный взгляд Палевина на бунинские образы, нежели прямая имитация и пародия на «Окаянные дни» писателя.

Так, Бунин в «Окаянных днях» писал про литературную низость, которая восседала в кабаке «Музыкальная табакерка». Среди них были публичные девки, спекулянты. Они сидели и ели пирожки «во сто целковых штука». Толстой, Брюсов и другие поэты, и беллетристы читали им свои творения, при этом выбирали самые пошлые.

В «Чапаеве и пустоте» мы видим описание сидящих за столом трех или четырех людей, они - свинорылые, дорого одетые спекулянты. За столом вместе с Брюсовым находился Алексей Толстой, на месте галстука виднелся большущий бант, Толстой выглядел сильно потолстевшим со времен последней встречи. Его жир, казалось, выкачали из Брюсова, который внешне, скорее, походил на скелет. Оба выглядели ужасно.

Споры вызывают и принадлежность юмора Виктора Олеговича к течению постмодернизма. Слишком уж многообразен этот самый юмор: от мрачного до мягкой глубокой шутки. В произведении «Затворник и Шестипалый» Пелевин высказал мысль, что истина обычно обидно очевидна. «Поколение П» стал источником одной из наиболее популярных острот: «солидный Господь для солидных господ». Эта фраза появилась не столько благодаря постоянным стычкам среди полярных клише, сколько самым обыденным впечатлениям с улицы, а улица эта - Волхонка. Примечательно, что именно на ней, по мнению писателя, находится наименее престижный храм России.

Пелевинский юмор и ирония очень тонки, утонченны, но в то же время абсолютно беспощадны. Он писал о том, как проезжал на белом «Мерседесе» мимо скопления людей, лишь на одно мгновение верил, что эта машина, еще до конца не прошедшая таможню в Белоруссии, со странно стучащим мотором и поменянными номерами, являлась свидетельством того, что одержана окончательная жизненная победа. В это время, когда по телу пробегала горячая дрожь, он отворачивался от стоящих на автобусной остановке людей, считал, что препятствия преодолены не зря, и что жизнь удалась. Пелевин всегда смеялся над трепетным отношением к классикам и их произведениям. В этом он был словно буддист, но никак не постмодернист. Писатель считал перерождение культуры в Братскую могилу подменой реальности иллюзией. И даже с большим удовлетворением пародировал Кастанеду, Гроффа, Фрейда.

Об отношении к революционному террору, идеям фашистов и войне сегодня можно спросить любого модного писателя или же модного политика. Зачастую, их ответы легко угадываются.

Портрет Че Гевары изображен на трехтомнике Пелевина. Сам писатель говорил об этом вожде, что представлял его практически Шамилем Басаевым, их различия состояли лишь в идеологическом мышлении. Романтические порывы, по мнению писателя, хороши только при тех обстоятельства, когда из-за них не начинают стрелять по невинным людям, ведь тогда это вызывает только тоску и ужас.

В настоящий момент Пелевина ставят в один ряд с Хемингуэем и Кафкой, он является одним из наиболее читаемых отечественных писателей, его книги переведены на большое количество иностранных языков.

Практически каждое произведение Виктора Олеговича стало обладателем литературных премий в России, некоторые из книг получали не одну, а сразу несколько наград. К примеру, «Омон Ра» получил «Интерпресскон» и «Бронзовую улитку».

В целом, важность Пелевина в русской литературе можно сравнить разве что с Маруками в Японии. Оба писателя - посредники, которые стали посредниками между серьезной и массовой литературой.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Пелевина Виктора Олеговича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.