Одоевский Владимир Федорович

Русский писатель, журналист, издатель, музыковед, Владимир Федорович Одоевский, был рожден 11 августа 1803 года (по некоторым сведениям, 1804-го) в Москве. Он был последним представителем старинного княжеского рода Одоевских. Отец писателя долгое время пребывал на должности директора Московского отделения Государственного банка, мать - крепостная крестьянка.

В 1822 году Одоевский с успехом окончил Московский университетский благородный пансион, в котором некогда получили образование Петр Чаадаев и Николай Тургенев. В годы студенчества на его мировоззрение повлияли профессоры и философы-шеллингианцы И. И. Давыдов и М. Г. Павлов.

С 1826 года Владимир Федорович стал членом цензурного комитета министерства внутренних дел, и принимал непосредственное участие в составлении нового цензурного устава 1828 года. С момента, когда комитет был переведен в состав министерства народного просвещения, занял должность библиотекаря.

Следует отметить, что, будучи просвещенным и трудолюбивым человеком, самоотдача Одоевского постепенно была оценена. Так, в 1846 году он занял пост помощника директора Императорской публичной библиотеки и заведующего Румянцевским музеем, находившимся на то время в Санкт-Петербурге. А с 1861 года Одоевский был назначен на должность сенатора.

Характерно, что писательская биография Одоевского В.Ф. началась в 1821 году с публикации переводов с немецкого языка в журнале «Вестник Европы». В этом же журнале в период с 1822 по 1823 год он опубликовал «Письма к Лужницкому старцу». Так, одно из писем под названием «Дни досад», характеризующееся негодующим настроением, привлекло внимание А. С. Грибоедова, который вскоре лично познакомился с ним и до конца своих дней оставался его близким другом.

В начале 20-х годов 19 века Одоевского можно было часто встретить на собраниях Вольного общества любителей российской словесности, которым руководил Ф. Глинка. К тому же он регулярно посещал кружок переводчика и поэта С. Раича, являющегося членом Союза благоденствия. В эти же годы Одоевский подружился с В. Кюхельбекером и Д. Веневитиновым, с которым в 1823 году организовал кружок «Общество любомудрия», при этом став его председателем. Следует отметить, что кружок основывался на немецкой философии, а главным ее «проповедником» более двадцати лет оставался Одоевский.

В 1825 году Одоевский и Кюхельбекер совместными усилиями издают альманах «Мнемозина», где печатаются не только сами издатели, но и А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов, Е. А. Баратынский и другие. Один из участников издания Н. Полевой заметил, что в «Мнемозине» были на то время еще неизвестные взгляды на философию и словесность, посему многие смеялись над альманахом, но вместе с тем многие и задумывались. А ведь Одоевский учил именно задумываться. Более того, его некогда опубликованный в альманахе этюд о светских нравах «Елладий» был охарактеризован В. Г. Белинским как «задумчивая повесть».

В конце 20-х - начале 30-х годов Одоевский с прежним энтузиазмом продолжал исполнять свои служебные обязанности, прибавлять новые знания, а также вырабатывать мировоззрение и опыт в ключе художественной словесности. Доказательством этому послужил его роман-философия «Русские ночи», который Одоевский завершил в 1843 году и издал в 1844 году в одном из трех томов «Сочинений князя В. Ф. Одоевского». Этот роман по большому счету представлял не что иное, как приговор немецкой философии, вынесенный русской мыслью. Основой романа было убеждение в том, что европейская мысль абсолютно не способна разрешить самые важные проблемы, как русской жизни, так и всемирного бытия в целом.

Но вместе с тем роман Одоевского «Русские ночи» дает достаточно высокую оценку творчеству Шеллинга, что вполне очевидно. Ведь в 20-х годах писатель, будучи искренним поклонником философских взглядов Шеллинга, написал целый ряд статей, направленных на осветление проблем эстетики.

Тем не менее, нельзя сказать, что духовная биография Одоевского В.Ф. состоит только лишь из увлечений шеллингианством. Так, в 30-е годы он находился под влиянием мыслей новоевропейских мистиков, таких как Сен-Мартен, Арндт, Портридж, Баадер и другие. Кроме того, некоторое время он всерьез увлекался патристикой, проявляя особый интерес к традициям исихазма. Поэтому роман «Русские ночи» является результатом многолетних размышлений автора о судьбе культуры, смысле истории и будущем Запада и России.

В своих «Русских ночах» Одоевский утверждал, что односторонность - это бич общества, который является причиной всех жалоб и недоумений. В его понимании односторонность является следствием рационалистического схематизма, не способного предоставить полное представление о природе, истории и человеке. По его мнению, только символическое познание может приблизить к истине. Подобные взгляды Одоевского о характере символического познания присущи традициям европейского романтизма, а именно для теории символа Шеллинга и учений Шлегеля и Шлейермахера о роли познания герменевтики, так называемого, искусства понимания и интерпретации. Одоевский уверен, что человек буквально окружен символами, причем это касается не только культурно-исторической сферы, но и природной.

По убеждениям Одоевского, символична сущность и самого человека. Как он утверждал, в человеке имеют место три стихии: одна из них верующая, вторая познающая и третья - эстетическая. Именно эти стихии образуют единство и гармонию, как в человеческой душе, так и во всем человеческом обществе. К огромному сожалению Одоевского, в современной цивилизации он этого не видел. Но вместе с тем он считал, что США частично олицетворяет возможное будущее человечества, и с тревогой писал о том, что близится время вещественной выгоды и полного забвения искренних душевных порывов.

Но нельзя смело утверждать, что Одоевский упорно не принимал научный и технический прогресс. К тому же, он был уверен в том, что с каждым научным открытием на одну причину человеческих страданий становится меньше. Однако, несмотря на бесконечное и стремительное развитие благ цивилизации и технического прогресса, цивилизация Запада из-за своей односторонности, способна предоставить лишь иллюзию полноценности жизни. А за бегство от реальности человечеству рано или поздно придется расплачиваться.

Будучи ярым представителем подобных общественных и философских взглядов, Одоевскому нередко приходилось полемизировать с представителями западной философии и славянофилами, при этом оставаясь убежденным в истинности своих взглядов.

Кроме романа «Русские ночи» одним из известнейших творческих свершений Одоевского были «Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою», изданные в 1833 году. Они произвели неизгладимое впечатление на Н. В. Гоголя, превосходя его повести «Нос», «Невский проспект» и «Портрет».

В 1834 году была отдельно опубликована сказка «Городок в табакерке», признанная одной из лучших в масштабах мировой словесности, и ставшая излюбленной среди русских детей.

В альманахе «Северные цветы» за 1831 год была опубликована романтическая повесть Одоевского «Последний квартет Бетховена», которая получила положительную оценку Н. Гоголя и поэтессы К. Павловой.

Будучи сотрудником журнала «Современник», Одоевский выпустил светские повести «Княжна Мими» (1834) и «Княжна Зизи» (1835), продолжающие линию «метафизической сатиры».

Еще при жизни А. С. Пушкина, Одоевский взял на себя ответственность по изданию второй книги «Современника», а после смерти самого поэта выпускал их вплоть до седьмой. Следует отметить, что «Современник» продержался благодаря лишь Одоевскому.

Тем временем писатель продолжает заниматься написанием детских сказок, а изданные в 1838 году «Сказки и повести для детей дедушки Иринея» входят в состав детских хрестоматий.

Подобный успех ободряет Одоевского и вместе с тем вдохновляет на создание «народного журнала», а именно сборника «Сельское чтение». Таким образом, в период с 1843 по 1848 год были опубликованы четыре книги, переизданные до 1864 года одиннадцать раз. Как справедливо заметил Белинский, Одоевский создал целый вид литературы для простонародья. В статьях сборника писатель в лице дяди, а потом дедушки, Иринея рассматривал важнейшие и сложнейшие для решения вопросы простым понятным для простого человека языком, которым искренне восхищался В. Даль.

30-е годы в творческой жизни Одоевского ознаменовались выходом пьесы «Хорошее жалованье» (1838), описывающей пьесы из быта чиновников.

В 60-х годах писатель начинает заниматься исторической и теоретической ипостасями «исконной великоросской музыки», и как результат, публикует свои работы «К вопросу о древнерусском песнопении» (1861) и «Русская, и так называемая общая музыка» (1867). С этих пор многие начинают его считать поборником официозной народности. А сам Одоевский уверен, что жизнь народа невозможна без духовного и физического сближения с другими народами. Ведь в действительности Одоевский и был всю жизнь посвящен сближению российской культуры и европейской.

Умер Владимир Федорович Одоевский 11 марта 1869 года в Москве.

 

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Одоевского Владимира Федоровича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.