Новиков Николай Иванович

Николай Иванович Новиков (родился 1744 г., умер в 1818 г.) - российский журналист, общественный деятель, лучший соратник Антоновского Михаила.

Юность

По старому стилю 27 апреля 1744 года (8 мая) родился этот деятель литературы в Тихвинском-Авдотьино, неподалеку от Бронницы, что в Московской губернии. Отец, Новиков Иван Васильевич, родился в 1699, умер в 1763 г.

Биография Николая Ивановича Новикова яркая и насыщенная. Его семья происходила от дворянского рода. В детском возрасте получил образование, учился у деревенского дьяка, позже в возрасте 11-16 лет поступил в Московскую университетскую дворянскую гимназию при этом же университете. Из нее его исключили, так как он не хотел учиться.

В 1762 году Николай поступает на службу в Измаилский полк. В день коронации императрицы Екатерины II он получил почетное звание унтер-офицера. Находясь на службе, он ощутил вкус слова и начал заниматься написанием произведений. В это же время он издает переведенные с французского языка две повести и один сонет.

В 1767 Новиков пополняет ряды молодежи, которая выполняла поручения, связанные с ведением протоколов в депутатской комиссии для того, чтобы сочинять новый проект под названием «Новое Уложение». Как считала Императрица, данное поручение было очень важным, и выдала предписание, в котором говорилось о том, чтобы «данное поручение выполняли дворяне, имеющие способности». Новиков принимал активное участие в деятельности комиссии, благодаря этому смог найти ответы на волнующие его вопросы, что, в свою очередь, поспособствовало быстрому формированию взглядов просветительского характера. Во время докладов о деятельности комиссии его заприметила сама Екатерина.

Карьера журналиста

В 1769 году Николай выходит в отставку и издает сатирический журнал, выходящий каждый месяц, название которого Трутень». В нем была указана мысль о том, что крепостное право, в свою очередь, является несправедливым, автор выдвигал протесты против несправедливого отношения власти к крестьянам, поносил взяточничество, разоблачал придворных. В скором времени «Трутень» вступает в полемику с журналом «Всякая Всячина», издаваемым самой Екатериной II. В данной полемике участвовали и много иных журналов, которые начали разделяться на 2 лагеря.

«Всякая Всячина» занималась проповедованием умеренности, смешливой сатиры непомерно осуждала то, что задеваются особы. «Трутень» же в свою очередь старался обличить и очернить высоких особ. Но стоит учесть, сто между ними однозначно велась совершенно неравная борьба. «Трутень» был предупрежден о том, что ему необходимо немного «поубавить обороты» и после того как ему прямо сказали что журнал закроют, в 1770 году решил перестать его издавать.

В 1772 году Николай показывает новинку - журнал сатирического направления под названием «Живописец», который считался исключительным изданием XVIII века. «Живописец» занимался проповедованием точно таких же идей, что и «Трутень»: в большинстве статей, которые принадлежали перу И. П. Тургенева и, А. Н. Радищева, он говорил о несправедливости крепостного права.

Масонство

Новиков имел свои, особенные взгляды на Россию и они были явно неустойчивыми. Как он говорили государи, жившие в прошлые века, словно предчувствовали «что благодаря нововведению в Россию художеств и наук нравы могут безвозвратно порубиться». Но одновременно с этим он был достаточно ревнивым приверженцем просвещения, почитал Петра Великого и всех тех личностей, работы которых он с любезностью записывал в «Исторический словарь о писателях России» (1772 год). Эти колебания и недомолвки нашли свое продолжение в масонской деятельности.

Впервые Новиков связался с масонами в Петербурге. Еще в 1775 году многие друзья приглашали его занять почетное место среди них, но он начинал колебаться, не хотел отягощать себя клятвами, особенно когда не знал предмета этого действия. Однозначно, масонам было дорого вступление Новикова в их ряды. Что интересно и подтверждает данный факт: они сообщили ему суть трех первых степеней до того момента, пока он еще не вступил в их ложу. Но, несмотря на это, Николая Новикова не удовлетворяла елагинская система. Немного позднее он смог отыскать «истинное» масонство Рейхеля, ведь в ней происходило «нравственное и самоопознанное обращение».

Преследования

Новиков находился на пике славы, но над ним начала собираться гроза. Изначально ему начала предъявлять массу претензий, так называемая, комиссия училищ - за то, что он занимался перепечатыванием большинства изданных ею учебников. А Новиков занимался этой деятельностью не для того, чтобы обогатиться, а для издания доступных и недорогих книг. Но в то время, Чернышева не стало, и писатель обязан был дать комиссии денежное вознаграждение.

В 1785 вышел указ о том, чтобы Новиков составил опись всех своих изданий и передал эти документы в адрес московского архиепископа по имени Платон. В донесении архиепископ указал на то, что произведения писателя подразделяются на 3 разряда: одна часть произведений была полезна обществу, вторая, мистического характера, не понятна ему, а третья же выступала в качестве зловредной. Платон записал о веровании Новикова: «Молю Бога нашего о том, чтобы в мире больше было праведных христиан, похожих на Новикова».

В 1790 в качестве главнокомандующего в Москву попадает князь Прозоровский. Это была невежественная, подозрительная, жестокая личность. Он занимался отсыланием на Новикова доносов, которые спровоцировали вызов в Москву Безбородко для того, чтобы проводить негласное дознание, но к счастью у Безбородька не было оснований преследовать Новикова. В 1792 году Прозоровский получил указ, в котором говорилось о том, чтобы он занялся расследованием, не занимается ли Новиков печатанием запрещенных законом книг и прочего. Прозорский отдал приказ арестовать Новикова.

Еще в полной мере не окончив следствие, императрица выдала указ о том, чтобы Новикова тайно перевели в Шлиссельбургскую крепость, где допросами бы занимался сам Шешковский. В скором времени, а именно 01.08.1792 г. императрица выдала указ, в котором говорилось о том, что Николай Новиков осуждается к тюремному заключению сроком на пятнадцать лет. Его обвиняли в расколе, в обманах корыстного плана, в сотрудничестве с масонами, хотя это не запрещалось, а также в том, что он сотрудничает со многими иностранцами. Обвинения были отнесены не лично к Новикову, а к иным масонам-соучастникам, но заключен был только Николай, хотя в свою очередь он не был главой масонов. Исход дела писателя поразил даже самого Прозоровского: «Мне сложно понять окончание данного дела, акцентировал он внимание Шешковского, - а как же и куда делись сообщники, почему же они не наказаны?»

Кроме этого Карамзин, выразил сочувствие к Новикову в «Оде к Милости», старался отыскать настоящую причину, которая бы осуждала Новикова в обвинениях неофициального характера, и первоочередно решил отметить, раздаваемый голодающим хлеб, и это показалось ему достаточно подозрительным, так как не было информации, подтверждающей факт законно полученных средств на эту деятельность. Вероятнее всего писатель в то время пострадал за деятельность самостоятельного характера. На протяжении 4 лет Новиков находился в заточении, страдал от недостатка питания и лекарственных средств, но заключение было разделено вместе с д-р Багрянским.

Павел I, новый император, сразу же после того как взошел на престол освободил Новикова из заточения. Новиков попал в тюрьму в молодом возрасте, а вышел уже дряхлым и больным стариком. Он отказывается от всевозможной деятельности общественного характера до самой кончины, а именно до 31. 07. (12 .08.1818 года) он безвыездно находился в родном Авдотьине, заботился о своих крестьянах и их нуждах. В родном селении о нем отзывались только добром и правдой.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Новикова Николая Ивановича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.