Леонов Леонид Максимович

Леонид Максимович Леонов, родился в 1899 году в Москве в семье поэта-самоучки. Является советским писателем. После окончания московской гимназии, учился в Московском университете, но не окончил даже одного курса. Свой творческий путь он начал с написания стихов, но вскоре стал писать прозу.

Рассказ «Бурыга» был первым, опубликованным в 1922 году в альманахе «Шиповник», его произведением. В течение восьми лет Леонов творил. Самыми прославленными его произведениями были романы: «Барсуки», опубликованный в 1925 году, «Вор», который увидел мир в 1925, а также роман «Соть», опубликованный в 1930. Леонов печатал свои творения в альманахе «Круг», в журнале «Новый мир» и «Русский современник». Осенью 1929 года Леонов стал членом редакции Истории гражданской войны, а также возглавил союз писателей СССР.

Рассказы Леонова, написанные на ранних этапах его творческой карьеры, отличаются от творений других авторов своей характерной стилизаторской абстракцией, написанной в духе символистов, которые похожи на творения Андрея Белого и А. Ремизова. Такой сказовый прием характеризовался измененным представлением исторических, а также географических признаков реальной действительности, о которой шла речь в его прозе.

Таким образом, в рассказе «Бурыга» Леонов писал «в Испании жил испанский граф». Однако, на деле, условия жизни и его жизнь сходились к описанию жизни скорее прокутившего все, обнищавшего помещика среднего уровня. Рассказ «Гибель Егорушки» построен по аналогичному принципу - принципу сказовой абстракции, которая основана на действительности. Рассказ изображает жизнь просто русского мужика таким образом, что читателю может показаться, что в рассказе речь идет о человеке, жившем в русском средневековье.

Сказатель «Гибели Егорушки» является единственной реальностью этого рассказа. Мир, в котором Леонов показывает нам жизнь русского крестьянина, предстает перед читателями неменяющимся и застывшим в то же время. Восприятия мира русского крестьянина Смутных времен является более понятным для героя рассказа, чем идеалы и восприятие времен Октябрьской революции.

Именно в этом и заключалась идея первых творений Леонова. Он пытался отразить в своем творчестве глубокой мыслью тот факт, что революция практически никак не отразилась на жизни простых русских крестьян. Жизнь оставалось такой же, как и столетия назад. Такая тенденция поддерживается и в повести «Петушихинский пролом», написанной в 1923 году, где Леонов изобразил жизнь советской деревни в период военного коммунизма.

Состояние, в котором находится эта деревня, лишь частично передает сознание русской деревни после Октябрьской революции. Все внимание в повести уделяется конокраду, который стал большевиком. Состояние революции, в котором он находится, представлено в виде протеста против бессмыслия и тоски деревни, аналогично его конокрадству. Именно конокрадство не дает герою стать источником обновления.

Леонов представлял деревню в то время в виде человекообразного звереныша «Бурыги».

Большинство русских писателей называли мещанина «мелким человеком», забитым мелким чиновником и простым приживалой. Леонов пошел другим путем. Он не только использовал эти понятия, но еще и расширил их, он включает в них понятие глубоко мыслящей интеллигенции, которая создает некие важные духовные ценности. При этом конец мелкого человека представляет собой не конец всей культуры, а глубокий кризис культуры прошлого и интеллигенции прошлого, которые невозможно заменить никем и ничем.

При всем при этом Леонид Леонов четко понимает, что и сама культура, и сама интеллигенция находятся на уровне того самого мелкого человека. Ученый Лихарев, который никогда не опускается до простых русских житейских проблем и забот, доведен нищетой и голодом той эпохи, в которой он живет до того, что у него нет иного выхода, как бродить ночами безлюдными улицами и набрасываться на одиноко блуждающих людей, которые носят лошадиную голову, чтобы отобрать ее у них. Ни голод, ни нужда, ни величайшие события, которые несет за собой революция, не способны оторвать Лихарева от занятий наукой.

Лихарев погружен в изучение своих ископаемых, кропотливо работает над ученой гипотезой, которая является делом всей его жизни. Его не волнуют ни личные неприятности, ни социальные потрясения. Он даже смертельную болезнь сестры воспринимает иначе. Поскольку убежден, что она, бесцветная неудачница, которая отдает свою жизнь во имя того, чтобы ее профессор-брат, Лихарев, мог работать над делом всей своей жизни в условиях полного спокойствия и комфортности.

Мнимое величие, которое передается духом науки Лихарева, представлено в виде полной ненужности и абсолютного педантизма его науки, а так же выглядит как кастовый эгоизм носителей той самой науки. Лихарев вместе со своими коллегами представили свои сущности мелких людей в революции в обнаженной форме. Им грозит смерть, они и показывают философию смерти. В то время, как Лихарева посещают галлюцинации, он больной ведет разговоры об истине и правде с Фертом, так же, как когда-то это делал И.Карамазов с чертом.

Автор «Мелкого человека» уподобляет Карамазова Ферту, а не русскому интеллигенту. Перефразируя слова одного из героев Достоевского, Ферт возвращает билет и отказывается участвовать в переустройстве мира посредством революции исходя из этических соображений. Титус, еще один собеседник Лихарева, решает вопрос с революции эгоцентрически. Он не готов принять все жертвы и лишения, которая готовит ему революция.

Леонов, используя образы Титуса и Ферта, старается выразить свои опасения на счет нашей судьбы. Любое начинание революции не приводит к положительным результатам, революция всегда приносит только огорчения, разочарования печаль и боль.

В «Мелком человеке» просматривается великий смысл, заключенный в жертвенности и потерях 1918-1921 годов. Единственная радость, которую испытал мелкий человек - это лошадиная голова. Она заслонила собой ему целый мир. Молодой Лихарев принимал смеющееся лицо Ферта за лицо мира, которое не смогла изменить революция. Леонов не опустил настоящее «России» до состояния, в котором описан быт в рассказе «Гибель Егорушки», в котором человек испытывает лишь переживания тепла, холода, сытости и голода. Быта, в котором человек представляет собой лишь согретого звереныша.

Времена военного коммунизма воспринимаются, здесь проходя сквозь сознание мелкого человека, который находится на грани гибели, который живет для простых звериных потребностей жизни. Именно по этой причине тяжелые годы (периода 1918-1921) пробуждают в мелком человеке воспоминания о прошлом, о том прошлом, в котором каждый человек боролся со своими нуждами, голодом и холодом.

Именно такое прошлое Леонид Леонов старался отразить в своем абстрагирующем творении. Социальная группа, которая выдвигала Леонова, считала, что революция может привести к развалу и обнищанию страны, и это только начало. В ходе революции начнется бунт стихии, а что еще хуже, звериные инстинкты восторжествуют.

Что же за группа выдвигала его?

Без всяких сомнений, в своих первых творениях Леонов общается с революцией от имени интеллигенции, которая крепкой, прочной связью соединена с капиталистическими и собственническими частями и города, и деревни.

«Зарядье», которое занимает огромное место в произведениях Леонова, показывает бытовое обличие собственнической стихии, которая стала глубокой, основной в раннем творчестве Леонова. В этом смысле, раннее творчество Леонида Максимовича Леонова проявляет враждебное отношение к революции.

Огромное влияние на творчество Леонида Максимовича Леонова оказало поражение буржуазно-помещичьего контрреволюционного движения, пришедшая на смену пролетарской диктатуре новая экономическая политика, строительство нового хозяйства. Хотя определенный перелом в творчестве Леонова и состоялся, до того момента, когда писатель принял и согласился с основной идеей Октябрьской революции, было еще далеко. Леонид Максимович видел лишь некоторые задачи и последствия революции, он воспринимал ее, как логическое завершение буржуазно - демократических движений. Надо сказать, такого же мнения в то время придерживались и многочисленные представители мелкой буржуазии. Они посчитали, что первая часть новой буржуазной экономической политики и небольшое отступление перед дальнейшим наступлением были лишь сигналом к возвращению нормальной буржуазной жизни.

Некоторые идеологи, в их числе Устрялов, высказывали свои большие надежды на исчезновение большевизма и появление фактора капиталистического «устроения» России, но у буржуазного сторонника Леонова не было столь же ясной и точной интерпретации произошедших событий. Во время «Барсуков» Леонид Максимович считал пролетариат не чем иным, как организующим началом, символом силы и порядка, тем, что будет охранять человечество от беснующихся стихий. На самом же деле основа пролетарской диктатуры заключалась в ее социально - политическом характере. По крайней мере, был пройден уже довольно большой путь от произведений «Конец мелкого человека» и «Гибель Егорушки».

Возможность «шага вперед», ближе к идеям Устрялова, крылась и в новом понимании Октября. На этом, уже следующем этапе в творчестве писателя, категория «стихии» стала более конкретной, обросла классовой плотью. В это время, 1925 году, напечатали и первый роман Леонида Максимовича, «Барсуки». Появление произведения ознаменовало творческий рост автора, практически сразу его признали одним из лучших советских писателей. Роман изобразил разрыв Леонова с социальной группой, с которой он был вместе начиная с самых ранних произведений. Произошел сдвиг Леонова «влево»: из новобуржуазного он превратился в попутнического.

В романе нашли отражение две самые главные силы внутренней контрреволюции. Деревенское кулачество боролось с крепким городским мещанством из Зарядья. Лучшие представители обеих сил уходили в коммунистическую партию, которая, в свою очередь, противостояла кулачеству и мещанству. Два героя - коммунист и кулацкий партизан олицетворяли сражение двух данных тенденций. Партизан являлся воплощением восстания, голода и анархии, коммунист - порядка и государственности. С помощью художественных образов писатель доказывал превосходство последнего, в этом и заключалось его сочувствие организующим началам Октября, которые смогли перебороть стихию собственничества, а также признание нового образа жизни. В целом, роман можно назвать очень хорошей попыткой изображения противостояния революционного и контрреволюционного движений, он стал довольно значимым как в художественном плане, так и в отношении развития советской литературы.

Во временном периоде, следующим за написанием романа «Барсуки», Леонид Максимович, зачастую, сильно колебался. Несомненно, он был не только наиболее типичным, но и в то же время самым противоречивым представителем попутничества. Многие происходившие события вызывали у Леонова долгие сомнения, которые, к тому же, отражали и давление буржуазных элементов из городов и деревень на попутчиков. В то время произошли усиление классовой борьбы, реконструктивный период сменил восстановительный, рухнули сознательные и бессознательные мечты мелкой и крупной буржуазии о возможном «мирном» буржуазном «перевороте» советской власти.

Вскоре появился еще один крупный роман писателя «Вор». Сначала, в 1927 году, его напечатали в литературном журнале «Красный новь», затем, в 1928 году, появилось отдельное издание. «Вор» признается одним из самых важных творений Леонида Максимовича. В свое время произведение вызвало огромное количество споров, стало началом для обсуждения вопросов, связанных с творческими методами пролетарской и советской литературы.

Чем был интересен «Вор»? Конечно же, довольно пессимистическим настроем писателя относительно будущего революции. Роман повествовал о герое гражданской войны, Дмитрии Векшине, который не понял значения нового этапа революционных движений и классово переродился. Именно из падения бывшего большевика на дно «блатного» царства и вырисовывалась всеобщая трагедия всех революционных элементов.

Кроме истории Векшина, автор описывал и еще одну, о деревенском кулаке, Николае Заварихине. Николай - преуспевающий собственник и накопитель, в городе он стал значительным капиталистом. Конечно, Леонов симпатизировал в своем произведении Векшину, но не видел возможности отражения напора представителя нэпа на советскую страну.

По стилистике роман немного напоминает Достоевского: такая же атмосфера «надрыва», отверженности, забитости, огромного количества человеческих психических и физических уродств. Советская действительность того времени рисовалась Леонову исключительно в черном свете. Мы знаем, что впоследствии состоялся реконструктивный период, а партия большевиков начала окончательное наступление на остатки советского капитализма. Произведение Леонида Максимовича вдобавок ко всему отразило произошедшее смещение интеллигентов, представителей мелкой буржуазии, вправо. Причиной этому стало накалившаяся обстановка вокруг противостояния кулаков и нэпманов наступлению рабочего класса. Согласитесь, что зная в подробностях обо всех происходивших событиях, мы имеем возможность дать объективную оценку перелому мировоззрений Леонова в сторону революции, который произошел немного позднее.

Роман содержал широкую картину жизни мещанских и деклассированных элементов, отражал ряд яршайших образов с большой художественной убедительностью. Однако, «Вор» не показал «нового человека», а тем более, не удалось ему изобразить "живого строителя действительности". Рабочий класс, партия знали некоторых бойцов, которые не поняли исторический смысл нэпа, не постигли величие и героизм строительных фронтов во времена восстановительного периода. Эти люди, разочарованные во всем, опускались, уходили от революции, разлагались и отбрасывались чаще всего самой партией.

Но были и основные боевые кадровые единицы, которым была чужда векшинская оценка революции как национальной революции. Они с боевого коня пересели в конторку треста или стали организаторами цехов на фабриках, и, полностью осознавая единство военных фронтов с такими фронтами, так же яро и усердно защищали новый участок социалистического строительства, вверенный им революцией. Такой подлинный живой человек отсутствует в романе «Вор». Леонов, которого терроризировали обильно появившиеся с первых лет нэпа, зарядьевцы, находясь при этом во власти зарядьевских оценок по восстановительным процессам и сменовеховских предсказаний в неминуемости буржуазного перерождения власти Советов, своим романом «Вор» показывал огромное шатание и социальный пессимизм мелкобуржуазной интеллигенции в эпоху восстановительного периода. Леонов, с темой о большевике, который пал с вершин " героя революции " в болото из деклассированного люмпенства, пришел снова к своим первым главным двум темам: многовековой дикости собственнической деревенщины и теме «мелкого человека» с его моральным и социальным «подпольем».

В 1928 он издает серию своих рассказов «Необыкновенные истории о мужиках», в которых деревню показывает как выражение звериных начал. В некоторых эпизодах («Возвращение Копылева», «Железная вода», «Приключение с Иваном») крестьянская жизнь в эпоху восстановительного периода и военного коммунизма по своей жестокости, бессмысленной жадности, мстительности, звериной дикости, мало чем отличается от жизни, которая изображена в «Гибели Егорушки» и «Бурыге». В то же время, он выпускает «Провинциальную историю», в которой еще раз изображает «мелкого человека»; и не его кончину, а то, как он судит революцию и ее судьбы. «Мелкий человек» совершенно уверен в том, что никакой индустриализации мира не удастся изменить человека с его сущностью: «Построят машины, для доения мира, как коровы, но первый зверь - душа...как и в начале дней - останется та же». Деревня - дикий жестокий зверь, какой он был множество веков тому назад, и таким же остался после Октября.

Человеческая душа - первый зверь (из «Провинциальной истории»). Эта социально-историческая концепция, была обобщена Леоновым в его драме «Унтиловск». «Товарищи, соблюдайте очередь в веках... умерший досрочно Унтиловск возникает в виде феникса! Мы за мир, а если воевать, - нашей слюны на триста лет хватит. У нас хоть и один конек, но зато верный!» - так Крысолов Червяков предупреждает саму революцию, пародируя при этом военные лозунги революции. Но и по истечении 300 лет, лучшего ничего не ждет человечество, чем унтиловская слюна. Как рассказывает крысолов, ученые выдумали машину времени, они на ней «перемахнули» на миллионы лет вперед, «через века, сотни революций, людские жизни», но и даже там нашли один сплошной Унтиловск. Это все, разумеется, являлось оживлением творчества Леонова благодаря тенденции Зарядья. Зарядью в один период времени казалось, будто бы нэп станет началом конца для социалистической революции, что нэп несет в себе восстановление капитализма. Однако пока Зарядье еще не успело как следует насладиться такой иллюзией, в большевистских лозунгах уже загремели пушки развернутой социалистической атаки, и тракторные колонны ее начали давить и вырывать полностью все корни российского капитализма. Неистовые усилия Зарядья любой ценой остановить неотвратимость хода истории, которые обрекали его на гибель, подтвердили художнику, в одно время близкому Зарядью, мысли о его несокрушимости и вечности.

Несмотря на всю силу своего пессимизма, Леонов времени «Унтиловска» и «Провинциальной истории» уже, конечно, не Леонов времен «Конца мелкого человека» и «Гибели Егорушки». Ему уже видна вся подлость, ничтожество и мерзость своей бывшей «духовной отчизны». Однако, до тех пор, пока он не увидит силу, способную раз и навсегда отрядить все «Унтиловски» в пропасть истории, пока ему верится в их непреодолимость и изначальность, до этого времени своим творчеством он беспристрастно делает борьбу революции и Зарядья труднее.

Однако пролетариат все побеждает и побеждает. Всероссийское «Зарядье» не сдавалось, и его полностью уничтожили. Так, в трагикомедии Леонова «Усмирение Бададошкина», впервые появляется у него ощущение неизбежности гибели Зарядья. Это было пока еще только ощущением, Леонову пока еще казалось, что под гнетом бремени своих грехов, Зарядье помирает само. До сих пор, Леонов дает всего лишь этическое толкование факта, однако не видит той реальной силы, действительно уничтожающей Зарядье. Тем не менее, эта трагикомедия уже является серьезным шагом в сторону от «Унтиловска». Члены Зарядья думали, что нэп станет началом конца революции, что поражение 1919-1920 годов имело временный характер. В образах «мелкого человека» члены Зарядья мстили революции за свое гнусное поражение и затрудняли ей дальнейшие победы. Леонов уже тогда придерживался сознания той группы интеллигенции, которая уже видела гнилостную суть Зарядья, боялась его унтиловской слюны, однако не видела силы, которая была бы способна преодолеть Унтиловск и Зарядье, и потому, все еще была склонна к приписыванию им общечеловеческой значимости. Отсюда происходят глубоко пессимистические тона, прорывавшиеся тогда сквозь творчество Леонова. Члены Зарядья с их устряловской сменовеховской идеологией в новой экономической политике видели период восстановления капитализма. На самом деле, она стала периодом по восстановлению промышленности на базе пролетарской диктатуры, она стала лишь подготовкой для окончательного сжигания Унтиловска в революционных крематориях, для плановой стройки социализма.

Стремительные победы революции помогли Леонову выйти из зарядьевского плена, в котором он так долго пребывал, направили его на путь по преодолению философии «мелкого человека», путь энергичного творческого участия в процессе разрушения Унтиловска. Начинается новый период в развитии Леонова - происходит его переход на союзные пролетарской революции позиции. Им создается два ярких новых произведения о социалистическом строительстве: повесть «Саранчуки» и роман «Соть». По результатам побед социалистического строительства, он заметил способность Соетов уничтожить подполье «Зарядья» и преодолеть «Унтиловск», дать возможность «мелкому человеку» переродиться из «лишнего» и «подпольного» человека в участника великого строительства.

Проблема человека, представленного в качестве постоянного проявления звериного начала, теперь уступает место проблеме по борьбе строителя и природы, стихии, вековых зверино-собственнических инстинктов в людях и, в первую очередь, с классовыми силами, мешающими борьбе со стихией. Роман «Соть» рассказывает о стройке в заброшенном, диком, нетронутом Унтиловской культурой месте нашего Союза. Строителями являются Потемкин и Увадьев. Коммунисты, участники фронтовой борьбы, не испугавшись будней глуши, не покорившись ее вековому укладу, продолжили вооруженную борьбу и направили ее на покорение стихии реки Соти, строительство бумажного гиганта, на использование на берегах реки дремучих лесов. Такое строительство выступает плацдармом для них в их жестокой борьбе с классовым врагом, который укрылся в монастыре, и использует монастырь со старцами для поднятия кулацкой контрреволюции.

Повесть «Саранчуки» открывает перед читателями перипетии борьбы пролетариата за туркестанский хлопок, который уничтожается саранчой. Поддержку стихии оказывал интеллигент-романтик и кулаки; энергия которых бесплодно тратилась на психологические надрывы, отвлекала их от непосредственных проблем в борьбе со стихией, и делала их пособниками классового врага. Ставя по-новому и разрешая множество сложных проблем отображения человека, давая образцы по критическому преодолению Достоевского, который влиял на ранние произведения Леонова так значительно, он берет курс на решительное преодоление идеологических недугов, которыми его заразило Зарядье.

Последним произведением Леонова стал роман «Скутаревский», который был посвящен проблеме прихода на путь революции разных групп интеллигенции. Начали печатать роман в пятом номере журнала «Новый мир». Максим Горький справедливо указывал, что творчество Леонова будет предметом серьезных исследований. Человек, который сумел подняться в первые десять лет своего творчества от стилизованных по старинке небольших рассказов к крупным произведениям большой художественной силы и законченности, писатель, который проделал крутой идеологический разворот от сотрудничества с эмигрантскими, новобуржуазными писателями альманаха «Шиповник» к принципам литературного союзника пролетариата, человек, который прошел такой незаурядно плодотворный путь в творчестве, - несомненно будет предметом самого пристального исследования.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Леонов Леонид Максимович представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.