Казанова Джакомо

Джакомо Джироламо Казанова родился 2 апреля 1725 г. в Венеции, в семье танцовщика и актёра Гаэтано Джузеппе Казановы и актрисы Дзанетты Фарусси (и был их первым сыном). Кроме него в семье было еще пять братьев и сестёр. Венецианскую республику считали европейской «столицей различных способов наслаждений», так как в те года правительство все еще поощряло туризм, и терпимо относилось к общественным порокам. При посещении Гран-тура любой турист непременно посещал и Венецию, эти туры пользовались большой популярностью среди молодых английских аристократов. Изумительный Карнавал, различные дома для игр и куртизанки манили многих туристов сюда. Казанов вырос в этой атмосфере, которая и сделала его самым знаменитым венецианцем XVIII-ого столетия.

В юношеские годы Джакомо воспитывался своей бабушкой, Марцией Балдиссерой, его мать постоянно гастролировала вместе с театром по всей европейской территории. В восьмилетнем возрасте он потерял отца. В детстве мальчик страдал от обильных кровотечений из носа, поэтому его бабушка обратилась к одной ведьме: «Мы с бабушкой зашли в сарай, где нашли пожилую женщину, которая сидела и держала в руках чёрную кошку, было ещё примерно пять кошек». Несмотря на то, что мазь от колдуньи ему не помогла, мальчик остался восхищённым обрядом колдовства.

Когда Джакомо исполнилось 9 лет, его отправили в пансионат, который находился в Падуе, чтобы вылечить недуг ребенка. Он считал, что этот поступок родителей был поводом для того, чтобы избавиться от него. В этом пансионате были ужасные условия содержания, поэтому он попросил, чтобы его отдали на попечение аббата Гоцци, который был его первым учителем, обучавшим науке и игре на скрипке. Начиная с 1734 года, в течение трех лет Джакомо жил со священником и его семьёй.

Биография Джакомо Джироламо Казанова в раннем возрасте довольно насыщена разными событиями. В юные годы он проявил пытливый и острый ум, большое желание к знаниям. В ноябре 1737 г., когда он был в возрасте двенадцати лет, Казанова поступил в Падуанский университет и через пять лет окончил его (в июне 1742 года), получив учёную степень юриста. Священник полагал, что юноша станет церковным юристом. Кроме того, он увлекся изучением этики, химии, математики, а также глубоко углубился в изучение медицины: «Лучше бы мне дали возможность сделать то, что мне нравится, и изучать медицину».

Во время учебы он начал играть в азартные игры на деньги и вскоре погряз в долгах, поэтому его отправили обратно в Венецию, где бабушка его хорошенько раскритиковала, но все было тщетно - у него уже зародилась страсть к игре. После возращения в Венецию он начал работать в качестве церковного юриста у одного адвоката по имени Мандзони, а в январе 1741 года стал послушником Патриарха Венеции.

Во время учебы в университете он успел съездить в Падую и вернуться обратно. К этому времени он уже стал симпатичным парнем - черноглазым, высоким и смуглым, с длинными темными волосами. У него вскоре появился покровитель, пожилой сенатор Венеции Алвизо Гаспаро Малипьеро, который был владельцем Палаццо Малипьеро. Сенатор научил его хорошим манерам, научил разбираться в хорошей вине и пище. Но когда Казанова стал ухаживать за известной актрисой Терезой Имер, которую решил соблазнить сенатор, то он выгнал их обоих из своих имений. Казанова все больше начал увлекаться отношениями с женщинами, что привело его к первому сексуальному опыту с сестрами, Марией Саворьян и Нанеттой, шестнадцати и четырнадцати лет.

Масса скандалов омрачила его карьерную перспективу в церкви. После гибели бабушки Казанова, (18 марта 1743 г.), на короткий срок поступил в семинарию к святому Киприану в Мурано, но в начале 1743 г. его посадили в тюрьму за карточные долги в форте святого Андрея. Его мать хотела обеспечить ему место при епископе Бернардо де Бернардис, но сын отказался от такого предложения. А решил устроиться в Риме в качестве секретаря известного кардинала Трояно Аквавивы д'Арагона (1744 г.). А еще он помогал одному кардиналу и составлял для него любовные письма. Но когда Казанова выбрали в качестве «козла отпущения» в одном разразившемся скандале, кардинал Аквавива решил уволить его и, тем самым, навсегда поставил точку на его церковной карьере.

В поисках новой работы Казанова приобрел патент офицера Венецианской республики. А в августе 1744 года стал служить вместе с офицерами венецианской армии острова Корфу, откуда съездил в Константинополь. Он полагал, что его повышение по службе очень медленное, а обязанности нудные, и потратил большую часть зарплаты на игру фараон. В конце 1745 года он ушел из венецианской армии и возвратился в Венецию.

В 21-летнем возрасте Казанова принял решение стать профессиональным игроком, но проиграл все свои сбережения и в поисках работы решил обратиться за помощью к своему прежнему благодетелю Алвизо Гримани. Он начал работать скрипачом в театре Сан-Самуэле. Он говорил: «Мой труд не был благородным делом, но меня это не волновало. У меня в скором времени развились все привычки моих коллег-музыкантов из низов». Казанова вместе со своими коллегами «постоянно проводил... ночи, буяня в различных домах, где они, веселясь, выдумывали одни из самых скандальных розыгрышей и исполняли их сами».

Опять фортуна оказалась на стороне Казанова - после спасения жизни венецианскому сенатору Джованни ди Маттео Брагадину, которого постиг удар, когда тот возвращался со свадебной вечеринки в одной с ним гондоле. Молодые люди сразу же остановили гондолу, чтобы сделать Джованни кровопускание. Уже потом, во дворце этого самого сенатора, врач снова сделал кровопускание, что привело к возникновению довольно сильной лихорадки, и Брагадин начал задыхаться из-за опухшей трахеи. Тогда пригласили священника, потому что считали, что тот уже мертвец.

Но Казанова дал приказ врачу изменить способ лечения сенатора - удалить ртутную мазь с груди больного и обмыть его прохладной водой. В итоге, сенатору удалось поправить свое здоровье, благодаря длительному постельному режиму и здоровой еде. Так как в юном возрасте Джакомо получил медицинские знания, сенатор и несколько его друзей приняли решение, что умный не по годам парень должен получить знания в этой области. Cенатор решил усыновить Казанова и стал его покровителем на протяжении всей его жизни.

В течение следующих трех лет Казанова жил под покровительством этого человека, а по документам числился его референтом. Он жил как обычный обеспеченный дворянин, шикарно одевался, часто играл в различные азартные игры и совершал аморальные поступки. Сенатор терпел все его выходки, но предупреждал Джакомо, что в конечном итоге тот расплатится за подобный образ жизни; но Казанова лишь подшучивал над его пророчествами, не меняя свой образ жизни.

Но однажды ему всё-таки пришлось уехать за пределы Венеции из-за разбушевавшихся скандалов. Дело было так: Казанова решил отомстить одному своему врагу с помощью розыгрыша, и с этой целью выкопал мертвеца, - но его врага парализовало в результате этого розыгрыша. В ином случае - одна девушка обманом обвинила его в изнасиловании и обратилась к полиции за помощью. Впоследствии юношу оправдали из-за отсутствия доказательств его причастности к изнасилованию, но к тому времени он уже находился за пределами территории Венеции.

Уехав в Парму, Казанова стал встречаться с француженкой, которую он нежно называл «Генриеттой»; их роман продлился всего три месяца. По его словам, это была истинная любовь его жизни: эта женщина соединяла в себе ум, красоту и хорошее воспитание. Он говорил, что «те мужчины, которые верят, что ни одна женщина не может сделать их счастливым на протяжении целого дня, никогда не были знакомы с Генриеттой, которая наполняла его душу радостью. Так как она была очень начитанной и обладала врождённым вкусом, то делала правильные суждения на любую тему». Она подобным же образом проницательно судила и о нем.

Последние годы жизни Казановы прошли замке Дукс, в Богемии, в Чехии, где он работал в качестве смотрителя библиотеки у графа Йозефа Карла фон Вальдштейна, который к тому же являлся камергером императора. Граф очень привязался к Казанове, так как имел такие же пристрастия, как Джакомо; они познакомились в резиденции посла Фоскарини. Несмотря на то, что работа у Вальдштейна дала возможность Казанове безопасно жить и иметь хороший заработок, он говорит о своих последних годах жизни, как о скучных и нудных днях всей его жизни. Но для его творчества, стоит отметить, эти годы были самыми продуктивными.

Когда состояние его здоровья ухудшилось, он иногда отправлялся с недолгими остановками в Дрезден или в Вену, чтобы провести отпуск и отдохнуть.

Джакомо старался не портить отношения со своим начальником, который был намного моложе его и часто показывал свой нрав. Граф же постоянно его игнорировал и не представлял важным гостям. Ну а другие обитатели замка вообще считали Казанова вспыльчивым чужаком, и с неприязнью относились к нему. Со стороны казалось, что его друзьями были лишь фокстерьеры. В один из дней Джакомо хотел покончить с собой, но потом решил не делать этого, чтобы написать свои мемуары, над которыми и работал до самых последних дней своей жизни.

В 1797 году Казанова услышал, что Венеция больше не существует, и что она захвачена Наполеоном Бонапартом, но было уже поздно возвращаться на родину. Он умер 4 июня 1798 года, в возрасте 73-ех лет. По словам тех, кто был рядом с ним в минуты его смерти, последние слова которые он произнес, были: «Я жил как философ, и умираю христианином».

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Казановы Джакомо представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.