Хармс Даниил Иванович

Русский поэт, драматург и прозаик - Хармс Даниил Иванович, настоящая фамилия которого Ювачев, родился в городе Санкт-Петербурге, в 1905 г. 17 (30) декабря. Отец писателя был морским офицером, он был судим за народовольческий террор и приговорен к четырем годам тюремного заключения в одиночной камере. После этого был отправлен на каторгу, где провел более десяти лет. На каторге ему пришлось пережить религиозное обращение. Мать поэта - была дворянкой и заведовала приютом для бывших каторжанок в Петербурге.

Хармс учился в школе Петершуле, которая считалась немецкой привилегированной школой. Здесь он выучил немецкий и английский языки основательно. В 1924 году Хармс поступил в Ленинградский электротехникум, но вскоре его исключили за плохую посещаемость и безучастие в общественных работах. После этого он выбрал себе псевдоним - Хармс, и полностью отдался литературе, чем впоследствии стал зарабатывать себе на жизнь.

В начале своей работы писателю помогало его разностороннее самообразование, которое имело уклон на психологию и философию. Сначала ему вполне хватало сил на поэзию, которую он выбрал своим поприщем. Выбрать именно это направление ему помог А.В.Труфанов, который возглавлял небольшую группу писателей под названием: «заумники». В этой группе Хармс был полноправным членом, там он сблизился с А.Введенским и И.Г. Терентьевым, который был создателем сценической обработки Ревизора, пародирующей Двенадцать стульев. С Введенским его связали прочные дружеские узы, часто без всяких оснований Введенский становился наставником Хармса. Несмотря на крепкую дружбу, творческое направление у них было разное: Введенский сохраняет дидактическую установку, а Хармс - игровую. Эту разницу можно увидеть в самых первых же стихотворениях - «Кика с Кокой», «Ваньки-встаньки», «Землю, говорят, изобрели конюхи» и «поэме Михаилы».

Введенский познакомил Хармса со своими друзьями - Л.Липавским и Я.Друскиным, которые были выпускниками философского факультета общественных наук. Они не отреклись от учителя, присланного из СССР, Н.О. Лосского, после пытались развить идеи самооценки личности и интуитивного знания. Мнения и взгляды этих людей повлияли на мировоззрение Хармса, они же и являлись слушателями и ценителями работ Хармса, и во время блокады сумели спасти его сочинения. Собравшись небольшой компанией, Введенский, Липавский и Друксин, основали тройственный союз и присвоили титул «чинари»; после уже в 1925 году к ним присоединился Хармс, изменив свой титул «Визиря зауми» на «Чинарь-взиральник».

Известность Хармса стала набирать обороты, и вскоре он стал известен в кругах литераторов-авангардистов под своим новым псевдонимом. Впоследствии он никогда не пользовался своей фамилией, а детские произведения подписывал не иначе, как Чармс или Шардам. Его псевдоним был официально закреплен во вступительной анкете Всероссийского Союза поэтов, куда его приняли в марте 1926 года, без всяких претензий, после того, как он предъявил свои стихотворные сочинения. Два из этих сочинений были: «Случай на железной дороге» и «Стих Петра Яшкина - коммуниста », которые были после опубликованы в малотиражных сборниках Союза. Помимо этих сочинений, до 1980-х в СССР, опубликовали только одно взрослое произведение Хармса, стих - «Выходит Мария, отвесив поклон».

Через некоторое время, Хармс получает возможность выступать с чтением своих стихов публично, это ему позволили после того, как он стал членом литобъединения. Однако такая прекрасная возможность у него была только одна, и он ею воспользовался в октябре 1926 года, все остальные попытки были напрасными. Все его стихи имели игровую драматизацию, что позволило подготовить сценический спектакль «Радикс», в авангардистском театре. К величайшему сожалению дальше репетиций дело не пошло, и вскоре эту затею бросили, он и Введенский.

На одной из встреч, судьба подарила Хармсу еще одного знакомого поэта - К.Малевича, который тоже влился в круг друзей Хармса и подарил ему книгу «Бог не скинут с надписью: Идите и останавливайте прогресс». Дружба Малевича и Хармса длилась недолго, совсем скоро ему пришлось цитировать свой стих, посвященный Малевичу на его панихиде, стих назывался «На смерть Казимира Малевича» (1936г).

Привязанность Хармса к драматической ноте выражены в диалоге большинства его стихотворений («Искушение», «Лапа», «Месть»), а также в «Комедии города Петербурга» и первой пьесе прозаичного сочинения - «Елизавета Бам». Эта пьеса была представлена на вечере искусства под названием «Объединение реального искусства» (ОБЕРИУ), где кроме Хармса принимали участие Н.Заболоцкий, К.Вагинов, И.Бахтерев и Н.Олейников, с которым Хармс был особо близок. Объединение не было твердым и устойчивым, поэтому продержаться долго не смогло. Просуществовав всего три года, оно развалилось, деятельность Хармса не затрагивала никаких творческих принципов объединения.

За время существования объединения, Заболоцкий, составитель манифеста ОБЭРИУ, дал Хармсу немного странную характеристику. Он сказал следующее: «Хармс - поэт и драматург, внимание которого сосредоточено, на столкновении ряда предметов и их взаимоотношениях».

К концу 1927 года Олейников вместе с Б.Житковым решают организовать «Ассоциацию писателей детской литературы», куда в первую очередь пригласили Хармса. С тех пор, с 1928 года по 1941, он постоянно сотрудничал с детскими журналами «Еж», «Чиж», «Сверчок», и «Октябрята». За все это время он успевает выпустить около 20 детских книг. Сочинения этих книг явно показывают естественное ответвление творчества Хармса, дают выход его игровой стихии на волю. Это все свидетельствуют его дневники и письма, которые смогли сохраниться в тяжелые времена войны. Книги были написаны исключительно для заработка писателя (самого скудного в 1930 годах), поэтому большого значения этим сочинениям автор не придавал.

Сочинения Хармса выходили в печать благодаря стараниям С.Я.Маршака, который относился к ним положительно и смягчал критику руководства, начиная еще с первой опубликованной статьи в газете «Правда», «против халтуры в детской литературе», мнение всех было однозначным, и оспаривать его было невозможно. Возможно, на этом основании Хармсу приходилось часто менять свой псевдоним, и варьировать им.

Первая газета, которая отказалась опубликовать произведения Хармса, была «Смена», ею работы писателя были расценены как «поэзия классового врага», что посодействовало аресту поэта в конце 1931 году. Квалификация его литературных работ была подорвана, расценена как «контрреволюционная деятельность», и он был сослан в Курск.

Не прошло и года, как поэту удалось вернуться в Ленинград. На этом этапе направление его творчества меняется. Поэзия отходит на задний план, стихи он почти перестает писать, а вместо этого начинает делать упор на прозаические сочинения, их он писал в больших количествах. Теперь вместо лирического героя - заводилы и затейника, визионера и чудодея, на мировоззрение появляется наивный рассказчик-наблюдатель, беспристрастный до цинизма. Фантастика, которая стала преобладать в его сочинениях, выявляла полную несуразность и бред «непривлекательной действительности», как об этом пишет сам поэт в своих записях из дневника. Эффект был ужасающим, скрупулезные точности, мелочи и детали, на которые он делал ударение и речевая мимика - совсем не соответствовало его предыдущим работам. Записи, которые мы встречаем в дневнике: «пришли дни моей гибели»; последние рассказы написанные писателем: «Рыцари», «Упадание», «Помеха» и «Реабилитация» - все это проникнуто полной бездыханностью, всевластью, полоумным произволом, жестокостью и пошлостью.

В августе 1941 года Хармса арестовали за, так называемые, «пораженческие высказывания». Однако все его сочинения, даже те, которые не успели выйти в печать, были очень популярны практически до начала 1960-х годов. Позднее, в 1962 году, был выпущен сборник его отобранных детских стихотворений под названием «Игра». В течение двадцати лет уме пытались присвоить облик веселого чудака, массовика-затейника по детским стихотворениям, потому что его стихотворения совсем не согласовались, написанными его же рукой, «взрослыми» сочинениями.

С 1978 года в ФРГ стали публиковать его собрания сочинений, которые были подготовлены на основе всех спасенных рукописей М.Мейлахом и В.Эрлем. К середине 1990-х Хармс уже прочно занимает место одного из главных представителей русской художественной словесности и литературы 1920-1930 годов, которая по сути дела противоречит советской литературе.

2 февраля 1942 года Хармс умер от истощения в заключении, в Ленинграде.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Хармса Даниила Ивановича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.