Григорьев Апполон Александрович

Аполлон Александрович Григорьев - известный русский поэт, литератор, критик, мемуарист и переводчик. Этот талантливый человек родился в Москве 20 июля (1 августа) 1822 года. Дед Григорьева был простым крестьянином, который переехал в Москву на заработки, и благодаря своей упорности и работе на чиновничьих должностях получил дворянский титул. Вопреки родительской воле, отец Григорьева женился на дочери простого кучера - этот брак состоялся уже спустя год после рождения маленького Аполлона. Поэтому, ребенок этот считался незаконнорожденным. Лишь в 1850 году, дослужившись до чина титульного советника, Григорьев получил личное дворянство, тем самым, «восстановив» благородное звание, доставшееся с большим трудом его деду.

Григорьев, будучи еще мальчишкой, получил прекрасное домашнее образование, что позволило ему, минуя гимназию, сразу же вступить на юридический факультет Московского университета, в котором в то время читали свои лекции Грановский, Шевырев и Погодин. Вместе со своими сокурсниками (а это были Фет и Полонский) Аполлону Григорьеву удалось создать литературный кружок, где молодые поэты читали друг другу свои произведения. Окончил учебу в университете молодой поэт в 1842 году, получив звание первого кандидата, и был оставлен работать в библиотеке, а после стал еще и секретарем Совета. Правда, канцелярская работа поэту быстро надоела, да и не давалась просто - то он книги регистрировать забывал, то неаккуратно вел протоколы совета.
Впервые произведения Григорьева были напечатаны в 1843 году. В период с 1843 по 1845 год писал он довольно много, так как безответно был влюблен в некую госпожу Корш. Любовной драмой можно объяснить и темы лирических сочинений поэта - роковая страсть, стихийность чувств и необузданность. Для этого творческого периода характерно так же еще и некое наличие хаоса любовных переживаний (стихотворение «Комета»), сочетающихся с космическими процессами. Об этих чувствах повествует и первое прозаическое произведение Григорьева - «Листки из рукописи скитающегося софиста» (1844 год).

Душевное опустошение, которое пришло на смену первой безответной любви, а также отягощенность долгами и стремление начать новую жизнь заставили Григорьева бежать в Петербург, где у него не было ни друзей, ни близких. С 1844 по 1845 год поэт служил в Управе благочиния и в Сенате, а после и эту службу ему пришлось бросить, благо появилось желание заниматься исключительно литературным трудом. В эти годы Григорьев пишет стихи, прозу, драмы и критику, как театральную, так и литературную. В 1844-46 годах активно сотрудничает с журналом «Репертуар и Пантеон», в котором и произошло его становление, как именитого литератора-профессионала. Кроме, собственно, рецензий на спектакли, циклов критических статей театральной тематики, публиковал еще и массу стихов, в том числе и в жанре стихотворной драмы («Два эгоизма», «Человек будущего», «Мое знакомство с Виталиным» и т.д.).

Широкая натура и романтический настрой Григорьева заставляли поэта метаться из одной крайности в другую, кардинально менять свои убеждения, а также выискивать новые привязанности и идеалы. Разочаровавшись в Петербурге, в 1847 году поэт возвращается в Москву, где начинает сотрудничать с газетой «Московский городской листок». Самыми популярными работами этого времени стали статьи «Гоголь и его последняя книга» (10-19 марта 1847 года), в которых сам Григорьев высоко оценивал значение переписки писателя с друзьями, а также размышлял об утрате обществом «пуританского строгого духа».

В 1847 году Григорьев женился на сестре своей бывшей любви - А.Ф.Корш - но брак этот долго не продлился, ведь жена себя вела легкомысленно. Поэт вновь попал в полосу душевных мук и разочарований. В это же время Григорьевым создается поэтический цикл «Дневник любви и молитвы» (опубликован в 1979 году) - в нем содержались стихи о безответной любви и прекрасной незнакомке.

В 1848-57 годах Григорьев много преподает в различных учебных заведениях, при этом не оставляя творчества и сотрудничая со многими журналами. В 1850 году вошел в круг журнала «Москвитянин» и совместно с Островским организовал «молодую редакцию», которая, по сути, являлась отделом критики издания. С этого времени поэт становится ведущим театральным критиком страны, который проповедует в своих статьях реализм и естественность, как в драматургии, так и в актерской игре. После того как в 1856 году «Москвитянин» был закрыт, поэта приглашали другие издания (та же «Русская беседа», «Современник»), но он ставил перед своими работодателями требование создания отдела критики. Как правило, все такие переговоры заканчивались лишь только публикацией некоторых произведений поэта.

В 1850-57 годах Григорьев находит новую «пассию» - ею становится Л.Я. Визард. В стихотворный цикл того времени входят «Борьба» (1857 год), «Цыганская венгерка», которые сам Блок назвал «перлами русской лирики». В качестве домашнего учителя и воспитателя Григорьев уезжает в Европу к молодому князю И.Ю. Трубецкому. В те годы поэт много путешествует по Франции и Италии, посещает музеи и памятные места стран. По возвращению из-за границы Григорьев активно печатается в различных изданиях, а с 1861 года тесно сотрудничает с журналами «Эпоха» и «Время», которые возглавляли браться Достоевские. Именно по совету М.М Достоевского поэт пишет мемуары о развитии своего поколения «мои литературные и нравственные скитальничества», в которых хорошо прослеживается отклик на «Былое и думы» Герцена.

Философско-эстетическое воззрение Григорьева было сформировано под влиянием эстетики романтизма, а также славянофильства. Генетическая связь общественных взглядов «почвенника» Григорьева с учением более «старших» славянофилов являлось прекрасным сочетанием и хорошо вылилось в творчестве поэта, критикой абсолюции славянофилами «общинного начала», всевозможных «пуританских» суждениях о русской литературе и национальной идее. Кроме того, именно Григорьев отстаивал идею единства русского народа и, по мнению, поэта это должно быть идеалом каждого патриота своей страны.

Наиболее полное и эффективное мировоззрение Григорьева представлено в созданной им же самим теории «органической критики» - это понятие соответствует признанию «органичности» искусства, в произведениях которого находят свое воплощение некие «органические начала жизни». Поэт сам определяет высшую форму реалистической художественной деятельности, как некоего гармонического единства бессознательного творчества. «Правда жизни», которая в интерпретации Григорьева включает в себя все эстетическое и нравственное в искусстве, наиболее полно была воплощена различными русскими писателями, в том числе Пушкиным, Гоголем, Лермонтовым, Островским.

Доказывая всю бессодержательность концепции «чистого искусства», Григорьев все же признавал самодостаточность художественного творчества, видел «народность» искусства в способности воплощать в различного рода образы и идеалы «великой тайны и истины» народной жизни, которые, собственно, и составляли ее сущность. В развитии Григорьева славянофильского «органицизма», в понимании историков, появились черты, которые определили связь его философских взглядов с последующими теориями циклов Леонтьева и Данилевского. Так, например, это можно отнести к критике Григорьевым «идеи отвлеченного человечества», а также концепции прогресса, которые были приложены им к определению исторической реальности, как некой совокупности разнообразных «органических типов». Тем не менее, Григорьев, подчеркивая особенность всех этих типов к «великому перерождению» и развитию, определенно признает существование диахронического единства истории - в этом то и заключается отличие его позиции от циклических моделей культурно-исторического процесса.

За всю свою жизнь Григорьев, можно сказать, испытал на себе все ипостаси человеческой личности, пробуя их в самых разнообразных и даже крайних проявлениях. Поэт был мистиком и атеистом, славянофилом и масоном, добрым другом и одновременно врагом-полемистом, человеком нравственным и откровенным пьяницей. Все этик крайности, в конце концов, и сломили поэта. Запутавшись в долгах и отсидев в 1861 году в долговой тюрьме, Григорьев предпринял последнюю попытку кардинально изменить свою жизнь - он уехал в Оренбург, дабы преподавать в кадетском корпусе. Однако эта поездка лишь усугубила его душевное состояние, которое еще больше усложнилось после разрыва с женой Дубровской. Все чаще Григорьев прибегал к вину, как утехе, работал с перерывами. Окончательно опустошенный душевными терзаниями, а также отсидев еще два раза в долговой тюрьме (1864), Григорьева хватил апоплексический удар и умер он 25 сентября (7 октября) 1864 года.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Григорьева Апполона Александровича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.