Бестужев-Марлинский Александр Александр

Александр Александрович Бестужев (писал под псевдонимом Марлинский) родился 23 октября (по старому стилю 3 ноября) 1797 года в Санкт-Петербурге, скончался в возрасте 39 лет 7 (19) июня 1837 года в Адлере. Он был известным русским писателем, критиком, публицистом. Участвовал в декабрьском восстании 1825 года.

Отец писателя, Александр Федосеевич Бестужев (годы жизни1761-1810), родом из обедневших дворян, был известен изданием «Санкт-петербургского журнала» (соавтор И.П. Пнин) и книги по воспитанию будущих воинов. Мать была мещанского рода. Очень добрая и понимающая женщина. Именно на ней держался весь дом, в котором частыми гостями были литераторы и художники.

Учиться Александра отдают в Горный корпус, но закончить его ему не удалось, так как Бестужев становится адъютантом в главноуправляющих путях сообщения, затем служит в драгунском полку в Петергофе. Квартира Бестужева тогда располагалась в Марли (вот отсюда и появится его псевдоним «Марлинский»). Все шло как нельзя лучше: положение в свете укреплялось, карьера по службе продвигалась своим чередом.

Все рухнуло в декабре 1825 года, 14 числа. Бестужев вышел на Сенатскую площадь вместе со своими единомышленниками. Когда восстание потерпело крах, ему удалось скрыться, но, узнав, что большинство друзей арестовано - назавтра же сам явился в Зимний дворец для дачи показаний на себя. Его тут же заключили в Петропавловскую крепость, где он и услышал: сначала приговор - смертная казнь, затем - 20 лет каторги. Через год Александру Александровичу по велению царя Николая I смягчили и это наказание - он отправляется в Якутск уже на поселение.

Прозябание на севере томит Бестужева, и он письмо за письмом посылает к царю с просьбой отправиться на Кавказ для участия в боевых действиях. Уж лучше погибнуть, чем уныло существовать. Царская милость на это снисходит к нему только в 1829 году, ему разрешают служить простым солдатом, но его командирам от самого императора дано указание: ни при каких боевых заслугах не награждать, в чине не повышать. И все же Георгиевским крестом Бестужев был награжден, и до прапорщика дослужился.

А погиб он, как и хотел, в бою. Это было в лесу на мысе Адлер, правда тело его так и не нашли.

Литературная деятельность

Впервые свои произведения Бестужев опубликовал в 1819 году в журналах «Сын Отечества» и «Соревнователь просвещения», это были несколько стихов и маленькие рассказы. И уже на следующий год он состоит в петербургском обществе любителей российской словесности. А еще через год выходит книга «Поездка в Ревель».

С 1823 года по 1825 год он и К.Ф. Рылеев издают альманах «Полярная звезда». Альманах этот был настолько новым и замечательным литературным явлением, что нашел отклик и сочувствие у всех неравнодушных к судьбе России образованных людей. Он становится для них как бы объединяющим центром. Все это очень интересовало и Пушкина. Александр Сергеевич вел с Бестужевым очень активную переписку сначала из Одессы, а потом и из Михайловского, где находился в принудительной ссылке. Поэт присылал для альманаха стихи. Именно в «Полярной звезде» увидели свет новые романы и самого Бестужева: «Ревельский турнир», «Изменник», «Замок Нейгаузен», «Роман в семи письмах». Там же он печатал и критические статьи по вопросам литературы и журналистики. Они вызывали у читателей оживленный интерес, и вокруг них всегда была страстная полемика.

Литературная критика

В это время среди литераторов шел постоянный спор между сторонниками классицизма и сторонниками утверждающегося в России романтизма. Обострению вопроса о соотношении формы и содержания в художественном творчестве способствовали произведения Пушкина. Молодое поколение авторов приветствовало появление нового направления, которое давало свободу художественному вдохновению, независимость в выборе формы поэтических произведений. Конечно же, на сторону романтиков встал и Бестужев.

Он ревностно защищал новое направление и обличал тех, кто стоял на позиции сохранения традиций классицизма. Бестужев был убежден, что времена классицизма уже прошли, и на современном этапе просто глупо пользоваться уже ставшей мертвой пафосной манерой письма XVIII века, он называл это старым хламом, мешающим поэтическому творчеству и свободе выражения мыслей.

Примером идеального типа поэта-художника он считал Шекспира и Шиллера. Но особенное значение он придавал творчеству Байрона (влияния которого не избежал ни Пушкин, ни Лермонтов, ни целая череда замечательных русских поэтов), а впоследствии и Виктора Гюго. Критика Бестужева не отличалась основательностью, но его статьи, тем не менее, производили огромное впечатление и влияние на других, потому что он зажигал, он будил мысль. На тот период литературной критики, как таковой, практически не существовало, так что можно сказать, что Бестужев стоял у ее истоков. Недаром Белинский признавал, что статьи Бестужева имели огромное значение для развития литературной мысли, потому как содержали в себе много нового. И надо признать, что литературная критика почти целое десятилетие потом лишь повторяла, углубляла и расширяла то, что было сказано Бестужевым в «Полярной звезде».

Литературное творчество периода ссылки

События декабря 1825 года и все, что потом было с ними связано, временно остановили литературное творчество Бестужева. То, что было написано и уже даже отпечатано для выхода «Полярной звезды» в 1826 году, естественно света не увидело. Только в Якутске Бестужев вновь берется за перо. Сначала он пишет этнографические заметки, так как достаточно много времени посвятил изучению самобытности якутского края. Также много времени он уделяет изучению иностранных языков. За год до переезда на Кавказ он начинает работу над повестью в стихах «Андрей, князь Переяславский». Одна глава этого произведения была в том же году напечатана в Санкт-Петербурге, правда без согласия автора и без указания его имени.

По приезду на Кавказ ему сначала было не до творчества, так как он постоянно находился то в экспедициях, то в боевых вылазках. Возвращением в литературу можно назвать 1830 год. Именно с этого времени, сначала анонимно, затем, используя, псевдоним Марлинский, в журналах стали появляться его рассказы и повести: («Наезды», «Лейтенант Белозор», «Испытание», «Аммалат-бек», «Фрегат Надежда», «Страшное гадание», и пр.). Через два года эти и другие произведения вышли пятитомником под общим названием «Русские повести и рассказы», но автор указан не был. Через три года, в 1835 году, при переиздании у пятитомника автор появился - А. Марлинский, и с тех пор ежегодно в свет выходили все новые и новые тома, и при очередном (третьем) переиздании (уже после смерти автора) томов насчитывалось 12. Четвертое переиздание вышло в 1847 году. И еще одно издание было в 1880-х годах, где были перепечатаны самые известные и читаемые произведения А. Бестужева-Марлинского.

Оценка современниками

Своими книгами Бестужев-Марлинский в короткий срок стал известным и популярным среди читающей русской публики. Его новые повести нетерпеливо ждали, а потом книги переходили из рук в руки и зачитывались до дыр, выучивались наизусть. Издатели журналов и альманахов печатали Марлинского с удовольствием, так как его произведения обеспечивали периодическим изданиям увеличение подписчиков.

После того, как пришла известность, пришло и признание. Многие считали, что равных в прозе Бестужеву нет, что он - это Пушкин прозы. Чем же объяснялся такой необыкновенный успех? Прежде всего, это связано тем, что автор сделал героями своих произведений обыкновенных людей обыкновенного русского общества, описывал русскую природу, и оказался изобретательным на всякого рода эффекты в сюжетной линии. Читателей завораживал язык этих книг, цветистый, изысканный, полный риторики и чувств. Это было так ново, так ни на что не похоже, что русский читатель, действительно, лучше еще и не читал (проза Пушкина и Гоголя еще не появилась).

Романтизм Марлинского

Итак, Марлинский - это настоящий «романтик». При создании своих повестей и романов он использует приемы раннего немецкого романтизма конца 18 века, опирается на школу французской беллетристики своего любимого В. Гюго. Всех их объединяет стремление изображать своих героев необыкновенными. Если уж чувства - то глубокие, страсти - то сжигающие и всеобъемлющие, если герой добрый - то до идеальности, если злой - то чудовищности. Все в произведениях романтиков строится на контрасте: возвышенность и пошлость, благородство и низость. Оттого и язык наполнен красивыми и оригинальными фразами, отсюда и эффектность, и остроумие. В немецкой литературе это называлось «гениальностью», а поклонники и критики Марлинского будут называть это «бестужевскими каплями».

Что и говорить, но язык героев Марлинского, которым они облекают в слова свою душу и выражают свою страсть, необыкновенен по пафосу и метафоричности. К примеру, вот так один из героев Бестужева объясняет свое поведение: «Небеса наказали меня необузданными страстями, которых не могли смирить или удержать ни воспитание, ни общество; жгучая кровь бурлит в жилах моих»... А вот говорит другой герой: «Я готов источать кровь по одной капле, и, если это будет доказательством любви, - растерзать свое сердце у вас на глазах на мелкие лоскутки»...

Причины забвения Бестужева

По определению Белинского, талант Марлинского является талантом внешним. В этом утверждении сразу определяются и причины быстрого возвышения и стремительного падения автора в литературе. К концу XIX века уже торжествовал реализм и публицистический подход к литературе, а потому проза Марлинского подвергалась нещадной критике. Его творчество стало оцениваться иначе. Возьмем, к примеру, словарь Брокгауза и Ефрона. Здесь Марлинского обвиняют в совершеннейшем пренебрежении к реальной, житейской правде, в полной искусственности, сочиненности и замысла, и его воплощения. Считается, что именно Марлинский выпустил на сцену литературного действия толпу изящных аристократов, в понимании автора - высших натур. Это и князья Лидины, Гремины, Звездины и им подобные. Все эти герои или купаются в райском блаженстве любви, или терзаются ревностью и ненавистью, это те, на ком природа поставила печать необузданной страсти. Но за всей этой эффектностью нет ни капли правды реальной жизни, нет настоящих характеров и типов. Все это бесплотная фантазия автора-романтика, сумевшего написать лишь призраки, прикрыв их красивыми словами.

И все же Бестужевым зачитывались, но до той поры, пока не обрушилась на читателей освежающая и будоражащая волна повестей Пушкина, а затем и Гоголя. Эти классики литературу с заоблачных высот фантазий бросили под ноги людям, сделали ее доступной для восприятия любому: от царей и до кухарки. Тогда и читатель понял, что это то, что ему нужно. Читатель просто неистово захотел видеть на страницах книг именно себя и своих близких и именно в простых жизненных обстоятельствах, а не в воздушных замках. Читатель стал не мечтать, а искать в книгах ответы на вопросы, которые задает душа. С такими требованиями к литературе произведениям Марлинского уже было невозможно конкурировать с реализмом. И писатель был практически забыт.

Влияние на литературу

«Мулла-Нур», «Страшное Гадание», «Фрегат Надежда» и «Аммалат-бек» - это лучшие повести Бестужева-Марлинского. В произведениях о кавказской жизни хорошо описаны картины природы, интересно показаны нравы местного населения, если не брать во внимание то неистовство татар и черкесов, которыми они наделены автором явно в байроновском стиле.

А то, что творчество Марлинского стало ступенью в нашей литературе для тех, кто шел позже, - это, несомненно. Сравните его манеру и манеру Пушкина в «Выстреле» - найдете много общего. Но большее влияние Бестужев оказал на Лермонтова (такого же любителя байроновских героев), это можно проследить и в драмах, и в «Герое нашего времени».

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Бестужев-Марлинский Александр Александр представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.