Аретино Пьетро

Пьетро Аретино (родился 20.04.1492 в Ареццо) - является итальянским писателем, относящимся к Позднему Ренессансу. Он известный драматург, публицист и сатирик, один из ведущих авторов Италии собственного времени. На основании своих памфлетов и сатир заработал себе прозвище «бича государей и божественного Пьетро Аретино». Некоторые исследователи его считали предтечей и человеком, основавшим журналистику Европы.

Биография

К сожалению, имя его отца в настоящее время неизвестно. Имеются сведения, что звали его Лука. По некоторым данным родился писатель в семействе сапожника, но есть информация, что он является внебрачным ребенком. Став писателем, он взял имя Аретино в честь родного города, что в переводе означает «аретинец». Свое происхождение в дальнейшем никоим образом не афишировал.

Стоит сразу отметить, что биография Пьетро Аретино весьма противоречива и имеет множество расхождений. Образования получить он не смог. Будучи четырнадцатилетним подростком, ушел из дома и долго бродяжничал, испробовав большое число профессий. По некоторой информации, его из Ареццо изгнали за довольно-таки язвительный сонет, который был написан в знак протеста реализации индульгенций (хотя информация эта несколько несопоставима с его возрастом).

Уйдя из дома, направился в Перуджу, желая изучить мастерство переплетчика. Определенное время проходил там обучение в университете, но в результате, за вольнодумство был исключен. Согласно некоторой информации, обучался живописи, но и там долго не проучился, так как отчислен был за изображение Девы Марии, у которой в руках была лютня. Предположительно, в Перудже прожил приблизительно 10 лет, немного овладев здесь латынью.

По наступлению 1516 года перебрался из Перуджи в Рим, где начало получила его карьера, в жилище наиболее богатого банкира Рима - Агостино Киджи.

На себя внимание он обратил тем, что сильно отличался от окружающих. Он фактически не имел какого-либо образования - латынь его была слабой, тогда как греческим языком он не владел совсем. Изначально великолепные гуманисты, входящие в окружение Киджи, на новоявленного пришельца поглядывали свысока. Спустя некоторое время, у него удалось обнаружить, весьма небезынтересные качества. Несмотря на юные свои годы, тосканец старался не оставаться в тени. Он протискивался вперед, не особо печалясь тем фактом, что локти его не особенно деликатно толкали в грудь какого-либо очередного гуманиста. Если кто-то пытался его остановить, в ответ слышалась эпиграмма или насмешка. Если пытались его обидеть или как-то преградить путь, уже на следующий день на обозрение выставлялся сонет, который «кричал» о том, что все боялись говорить даже шепотом.

Его очередная сатира, названная «Завещание слона», которая написана по факту кончины белого любимого слона понтифика, была преисполнена язвительными шутками относительно клира папы, и смогла стать настолько популярной, что ею заинтересовался Лев X, предоставивший впоследствии сатирику собственное покровительство. На этот момент Аретино уже многие знали по большому числу злых и остроумных «пасквинатов», поочередно высмеивающих придворных папы. Подобное название им было предоставлено вследствие того, что тексты размещались в Риме на статуе Пасквино, в непосредственной близости от площади Навона. В те времена он уже находился под покровительством такого кардинала, как Джулио Медичи.

При новоявленном папе Адриане VI, из-за «пасквинатов» и собственной активной работы на предыдущем конклаве завоевавшего победу кандидата, ему пришлось укрываться в Мантуе. Здесь он попадает под покровительство герцога по имени Федерико II Гонзаг. Кардинал направляет его к собственному родственнику, после чего Аретино устраивается на службу к кондотьеру по имени Джованни деле Банде Нерее Медичи.

Спустя год после того, как 1523 году последующим папой Климентом VII стал кардинал, Аретино опять приезжает в Рим. Между тем, после возымевших место скандалов, связанных со «Сладостными сонетами», имевших вид стихотворных подписей к изображениям порнографического содержания Джулио Романо, снова вынужден был вечный город покинуть. Кроме того, ему явно угрожал один из тех, кому довелось пострадать от его пера - папский датарий, Джованни Джиберти, епископ. Само покушение оказалось неудачным, а Аретино удалось спастись, хотя и был он тяжко раненным. Виновник был известен всем, весь Рим на него указывал пальцами. Сам Аретино обращался к Клименто с требованием наказать преступника и подстрекателя, но соответствующего решения папой принято не было. Аретино угомонил месть и убрался из Рима.

Он стал путешествовать по северной Италии, служа различным дворянам, но перво-наперво, отправился к Джованни. Спустя некоторое время, Джованни погибает на руках Аретино от тяжелой раны полученной в ноябре 1526 года у Говерноло от ландскнехтов Фрундсберга. Тогда Аретино обратился к бывшему своему покровителю Федериго Гонзага, маркизу из Мантуе. Между тем, папа Климент, которого писатель не переставал преследовать собственными «предсказаниями» и сонетами сатирической направленности, угрожал к нему прислать следующего убийцу, и Гонгаза не пожелал обострять взаимоотношения с Римом.

После этого Аретино пришлось обосноваться в Венеции, которую считали самым явным противником папы. Кроме того, сам он позднее с удовольствием замечал, что в этом городе собраны были все пороки. В те времена Венеция сохраняла за собой статус республики, в которой отсутствовал государь, а как следствие, не было и придворных. В этом городе жизнь была достаточно весела, а кроме всего прочего, именно Венеция считалась в Европе центром книгопечатания.

Именно здесь для Аретино наступил основополагающий период расцвета славы и творческого развития. Он получил в Италии непревзойденную популярность на основании своей язвительности и остроумия. Многие государи, опасаясь острого его языка и желая добиться от него благосклонности, выписывали ему пенсии и денежные дары. Он же отвечал тем, что им на службу «устраивал» собственное перо и снабжал необходимой информацией. Небезынтересен факт того, что Аретино умудрился в данную систему обеспечения собственного благосостояния привлечь громадное число состоятельных личностей.

Дож Андреа Гритти в 1530 году сумел добиться определенного мира между епископом Джиберти и Аретино. Епископ Винченский обеспечил его перемирие с Климентом VII и дал лучшие рекомендации для Карла V, одарившего писателя щедрыми дарами и назначившего ему некоторое жалованье. Аретино стал весьма активно использовать покровительством различных государей, между тем, не забывая иногда прохаживаться по ним, дабы соответствовать собственному прозвищу «бича государей». Кроме Козимо Медичи и самого императора, стал ему покровительствовать и герцог Урбино, маркиза Дель Вазо и князь Салерно. Дары ему слали даже Фуггеры из Германии, пират Мавритании Хайр-ад-Дин Барбаросса, султан Сулейман и прочие весьма высокопоставленные личности.
Аретино постоянно принимал щедрые дары, но продолжал самым бессовестным образом торговать собственными эпиграммами и панегириками, за что был Тицианом окрещен «литературным кондотьером». В литературной энциклопедии про него говорится, что этот именитый пасквилянт, памфлетист и публицист сумел сформировать собственное богатство и положение одним только своим пером. Письма и сочинения, которые писались Аретино, расходились по свету громадными тиражами и оказывали серьезное влияние на мнение общественности.

В частности, крайне не любивший Аретино Буркхардт относительно него отзывался следующим образом: «Он всех именитых личностей Италии держал в некотором состоянии постоянной осады. Ему присылались дары иностранными правителями, которым он был нужен, или которые просто опасались его пера. Франциск I и Карл V единовременно платили ему пенсионные пособия, так как каждый из них лелеял надежду, что Аретино им не станет досаждать. Льстил Аретино обоим, но более благосклонен был к Карлу, являвшемуся в Италии господином. После того, как в 1535 году Карл V одержал победу над Тунисом, данная тональность стала переходить в смехотворное обожествление. Все дело заключалось в том, что Аретино постоянно лелеял надежду посредством содействия Карла стать кардиналом. Можно предположить, что особенным покровительством он пользовался и в качестве папского агента, так как с помощью его умолчаний или высказываний, имелась возможность оказывать влияние на незначительных итальянских правителей и на мнение общественности». Такой герцог, как Козимо Медичи каждый год оплачивал ему внушительную сумму, опасаясь его влияния в роли агента самого Карла V.

Аретино в 1529 году не благосклонно отозвался относительно Федериго Гонзага, причем при мантуанском после. Посол дал распоряжение ему поведать, что при подобном продолжении дел, Аретино от него не сумеет спастись даже в раю. Аретино извинился. Далее, когда он «прогулялся» по придворным Федериго в 1529 году в «Предсказании», тот повелел ему передать, что велит его несколько раз в сердце ударить ножом в центральной части Риальто. К нему Эрколе д'Эсте подсылал убийц, но те не дождались и покинули дом, нанеся незначительную рану «ганимеду» Аретино. После того, как Аретино стал жаловаться, что продолжительное время уже не получает от Генриха VIII пенсии, посланник Англии приказал подстеречь его и палками побить. Флорентийский секретарь по этому поводу писал: «Посол Англии запятнал свободу, дарованную ему (Аретино) христианскими всеми государями». Общественность осуждающе отреагировала на действия англичанина, нарушившего свободы «Секретаря мира».

В сеньорию Венеции также приходили жалобы от прочих послов, на неподобающие речи Аретино, в результате чего ему формально делалось внушение. Между тем, удары кинжала, суленые ему в прочих итальянских городах, больше угрозы для него не представляли, в чем великое значение оказывала Республика. Имеются предположения, что венецианских дипломатов Аретино также снабжал секретной информацией.

Аретино в Венеции нашел общий язык с Тицианом, писавшим некоторые его портреты. Аретино же ответил тем, что с серьезной для художника выгодой реализовал несколько его полотен королю Франции Франциску, с которым он осуществлял переписку.

Он сделался своеобразным посредником между художниками и меценатами. Тот же самый Тициан, великолепно подсчитывающий собственные дукаты и не особо заботящийся относительно поиска заказчиков, с большой охотой на Аретино перекладывал переговоры относительно своих картин. Помимо того, в собственных письмах писатель не переставал расхваливать муранские венецианские вазы, производимые фабрикой, владел которой Доменико Балларини.

Скульптор и архитектор Якопо Сансовино, Тициан и Пьетро Аретино организовали великолепный триумвират, который царил на культурной сцене Венеции не одно десятилетие. В самой Венеции Аретино старался находиться в состоянии дружбы со многими видными художниками Италии - Себастьяно дель Пьомбо, Джулио Романо, аретинцем Вазари, Сансовино, Тицианом, а из писателей - Бернардо Тассо, Бембо, Джовио. Кроме того, его товарищем и основным издателем являлся печатник по имени Франческо Марколини.

Жил он довольно-таки широко в собственном шикарном дворце, расположенном на Канале-Гранде, в окружении прихлебателей, любовниц, почитателей, учеников и наслаждаясь собственной славой до смерти в своем доме, находившемся на Рива дель Карбон.

Аретино писал: «Я живу свободно и в удовольствиях, на основании чего имею полное право счастливым себя считать. Из металлов всех мастей, рисунков всяческих - в честь мою выбивают медали. Мои портреты устанавливают на дворцовых фронтонах. Моя голова, идентично головам Сципиона, Цезаря и Александра - изображена на рамках зеркал и на тарелках. Одной из пород лошадей дали имя мое, так как папа Климент и меня одарил такой лошадью. Тот канал, который омывает часть дома моего, получил название Аретинского, а женщины дома моего имя носят Аретинок. Педантам предстоит от бешенства лопнуть, чем когда-либо дождаться таких почестей».

Писатель придерживался бисексуальной ориентации. В частности, в одном из писем, написанных для Джованни Медичи, он пишет, что не ведая того влюбился в одну женщину, а посему ненадолго от мальчиков вынужден перейти к девочкам. В его душе отводилось громаднейшее место для женщин. Биографы его десятками определяют имена тех красавиц, которые в различное время с ним были близки, но не имеют возможности они поручиться, что никого не упустили.

Естественно, Аретино соответствуя веяниям своего времени, с любовью относился не только к женщинам. Имеется очень трогательная история любви Аретино к некой Пьерине Риччья. Его ученик в 1537 году завязал отношения с 14-летней девушкой, тонкой и хрупкой, наделенной черными громадными глазами и неизлечимым заболеванием. Аретино ее принял в качестве дочери, а отношения складывались просто отеческие. После того, как супруг ее бросил, она принялась Аретино изливать собственное горе. В 1540 году отношения их стали видоизменяться. Болезнь девушки серьезно разошлась и на протяжении 13 месяцев писатель, считающийся вульгарным развратником, исполнял роль заботливой и нежной сиделки. После выздоровления, Пьерина убежала с молодым ловеласом. В письмах Аретино сохранилась боль удара, которую измена нанесла его душе. Спустя четыре года девушка возвратилась, умирающая, покинутая, жалкая. Он все обиды позабыл и снова за ней самоотверженно ухаживал. Она скончалась прямо на его руках, а он думал, что вместе с ней умер и он сам.

У него было две дочки - Австрия и Адрия. Вполне вероятно, что их матерью являлась Катарина Сан-делла.

Он постоянно хвастал, что является человеком верующим, хотя современники его определяли, как нигилиста.

Согласно легенде, Аретино умер вследствие непристойной остроты, которую услышав, он упал от смеха и разбил череп. Похоронили его в церкви Сан-Лука.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Аретино Пьетро представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.