Апухтин Алексей Николаевич

Апухтин Алексей Николаевич - это известный поэт, который родился 15 ноября в 1840 или 1841 году (1840 год был указан в авторитетном описании жизни Модеста Чайковского, что был приложен к "Собранию сочинений А". Подтверждением даты служит пометка "15 ноября 1857", что стоит после стихотворения "Сегодня мне минуло 17 лет". В собственноручной же автобиографической заметке, которая была прислана для "Литературного архива" автора данной статьи, Апухтиным было сообщено, что родился он именно в 1841 году. Произошло это в Орловской губернии, в Болхове, в знатном дворянском роду. Если судить по достатку и связям его отца, майора в отставке относили к среднему дворянству.

Мать баловала своего мальчика, который в поразительно раннем возрасте проявил свои таланты. Остался всеобщим баловнем будущий поэт и в правоведческом училище, куда его отдали на учёбу на период 1852 года: здесь к нему относились, как у будущей знаменитости. Принц П.Г. Ольденбургский (покровитель учебного заведения), коверкал фамилию Апухтина и говорил, что в случае лицея был Пушкин, а у них есть - Апущин. Директор училища Языков похлопотал и в 1854 году в "Русском Инвалиде" напечатали стихотворение патриотического характера 14-летнего А. "Эпаминонд", что посвящалось памяти Корнилова. Уже через год в нём же напечатали и "Подражание Арабскому". Ода, посвящённая рождению великой княжны Веры Константиновны, была представлена самому государю.

В 1859 году Апухтин с успехом закончил курс с золотой медалью, после чего поступил в департамент министерства юстиции на службу. В этом же 1859 году, что был омрачён для него смертью матери, будущий поэт в буквальном смысле вступил на поприще литературы, после того, как поместил целый ряд своих работ в "Современнике".

Службой он не занимался вовсе, параллельно с тем отдаваясь прожиганию своей жизни в кругу "золотой" молодежи аристократов. Известные работы, вроде "цыганского" романса или "Ночи безумные, ночи бессонные", что были написаны временем позже (в 1876) - это точные автобиографические отзвуки шумной и яркой молодости. К слову, яркие впечатления о таких "безумных ночах" навсегда остались дорогими воспоминаниями для поэта. Он писал: "Пусть даже время беспощадной рукой мне указало, что было ложное в вас, всё же моя память жадно стремится к вам, ища в прошлом ответы на невозможное ".

В начале 1860-ых годов Апухтин отправляется в деревню служить чиновником для особых поручений при губернаторе Орлова, и в 1864 году окончательно переезжает в Петербург. Номинально он причислился к министерству внутренних дел, и теперь вновь отдался он жизни светской и праздной, оберегая себя при этом от любого рода обязанностей и серьезных волнений. Даже к своему литературному творчеству он относился, как к забаве (это при том, что до 1880-ых годов он стал писать повести и поэмы большого объёма, а это не требовало особенного труда и усидчивости). Постепенно он стал рекомендовать себя в роли "дилетанта". Прекрасный чтец и тонкий художественный декламатор, остряк, чьи шутки и интимные эпиграммы получили широкую популярность в сферах великого света, Апухтин стал желанным гостем блестящих салонов.

На почве интересов в области литературы, он, в 1880-ых годах, значительно сблизился с князем Константином Константиновичем. Несколько раз он читал и в присутствии самого императора (Александра III). Значительную часть вечеров поэт проводил за карточной игрой, часто - в английском клубе. Весёлый образ жизни свободного холостяка, что вел Апухтин, был полностью испорчен все более скоро надвигающейся тяжелой болезнью. Уже в 1870-ом году у него наблюдалось нездоровое ожирение, что в последние лет десять жизни поэта приняло большие масштабы и, по его словам, привело к настоящему убожеству (при этом, не причиняя особенных страданий).

В конце своей жизни поэт целыми днями лежал на диване, с большим трудом выполняя даже пару движений или шагов. Угнетали поэта и затруднения с материальными средствами (он всё чаще занимал деньги у знакомых). Некая злая сила действовала на его настроение.

Умер Апухтин от водянки в день 17 августа 1893 года. Его литературную деятельность можно смело назвать своеобразной. Не глядя на то, что Некрасов и Тургенев с интересом отнеслись к помещенным в "Современнике" 1859 года десяти стихотворениям, он уже в 1860-ых годах осознал, что его поэзия, чужда общественности и приходилась «не по двору», почему и не печатался на страницах в течение 20 лет. Лишь в 1880-х годах (общественная психология пережила настоящий переворот) Апухтин почувствовал сильный прилив вдохновения, которое и выразил в своих работах.

В 1885 году он, практически неизвестный в большой публике, представляет свою поэму "Год в монастыре". Она не просто заставила буквально каждого говорить о нём, но и обеспечила популярность сразу целому собранию его стихотворений, которое появилось через год (в Петербурге в 1886 году). Успех был настолько прочным, что продолжается до настоящих дней. В 1907 году (в Петербурге) вышло седьмое издание.

Апухтин - это поэт исключительно интимных переживаний; он изначально чужой всему, что заходит за пределы исключительно личной жизни. Он всегда называл себя приверженцем и представителем "чистого искусства"; но в случае, если он буквально в течение всего века пел "ласку милой", то это случалось не из-за того, что он специально обходил иные мотивы, а лишь потому, что не интересовался иным решительно. В такой же мере, как он был чужд общественности, был он чужд и интереса к "проклятым вопросам". К слову, даже в религиозной сфере он определял свою душу, как душу, в которой нет тёплого места для веры, да и для безверия силы также отсутствуют. В своём равнодушии к злобе и вечным вопросам бытия Апухтин не видел ни проступка, ни заслуги, лишь голый факт, коим не бравирует, но и стыда от которого не испытывает.

Выгодно отличался и отличается он от иных деятелей тем, что в нем полностью отсутствует что-либо воинствующее. Он в принципе лишён мыслей о том, к какому "лагерю" примыкает. Апухтин исключительно предоставляет исход всему тому, что нашло своё пристанище в его душе. Оттого, какими бы крошечными ни были размеры подробных поэтических владений автора, он смог дать в них источники настоящей поэзии. Если вообще к кому-то из dii minores Парнаса можно применить слова Мюссэ: "Mon verre n'est pas grand, mais je bois dans mon verre", то именно это можно сделать именно к Апухтину.

Большая часть его творчества посвящается искусному описанию чувства любви у человека светского, разочарованного и меланхоличного. В подобном служении нет ни бурного стремления южанина: в крови автора "Года в монастыре" ведь течёт кровь северная, что располагает к самопожертвованию и некоторой меланхолии. Тот поэт, который изображает чувства посредством всех стихов и не нуждается в разделении эмоций.

В целом, Апухтина можно смело назвать певцом несчастной любви. При этом не происходит особенных трагедий, ведь место, где разворачиваются действия - сфера "большого света". Но, в конце концов, разбивается сердце и у светских людей - в этом моменте подобную психологию разбитого сердца и избрал своей основной специальностью автор. Не могло это не наложить определённого отпечатка грусти на весь его стихотворный сборник. В печали Апухтина нет ничего, что могло бы напомнить заправский пессимизм: грустит он не оттого, что мир устроен плохо, но и от того, что не каждому удаётся вкусить всю сладость бытия. Довольно часто меланхолическое настроение поэта - не более чем осеннее чувство, когда жить становится недолго, а молодость прекратило своё существование, уступив место однообразной старости.

Наиболее крупное произведение Апухтина - поэма "Год в монастыре". Это исключительно светская трагедия, однако, психологическая и отразившая общие настроения, так называемого, "чеховского" периода (1880-е годы) с отсутствием в нём воли и отдельных личностей. Героем является "раненный боец", который решил бежать от "вражеского стана" к большому монастырскому свету. Он выступает в качестве послушника строгого старца-аскета. Под влиянием тишины монастыря, в душе "беглеца" устанавливается приятное равновесие. Но вот начали доходить к нему новости из внешнего мира. Для него не имеет значения, что над ним до упада смеётся мир, но одно мнение узнать бы хотелось... Что говорит она? Прорвавшись однажды, воспоминания о ней вновь - главное содержание дневника-поэмы. Беглец чувствует страх, что он не в силах ни постясь, ни читая молитвы отогнать тоску и мысли о времени столь краткого, но всё же счастья. Он пишет, что забыл всё, простил, но лишь любовь горит негасимым пламенем. Позволь подышать с тобой одним воздухом!" В то время как назначена дата пострижения, всего за несколько часов до этого обряда герою приходят те самые пять строк всего: поскольку она меня зовёт, то этого достаточно, чтобы все пустилось насмарку. "Да, я безумец, и ждёт меня позор. Не в моих силах думать о решении: ей нужна моя жизнь и размышления не имеют места быть". И "бежит" он вновь, однако по-другому: "... мне дорого каждое мгновение. Она меня зовёт - скорее в путь! "- поэма привлекательна в своей простоте и лишена искусственности, она даёт представление о самых хороших сторонах таланта Апухина. Отмечен плавный и изящный стих своей истинной красотой - северной, анемичной, что своему северному населению более родная, нежели южная яркость и пестрота.

Благодаря поэме можно получить и исчерпывающее представление о тех поэтических приёмах, что использует автор: зависимость от некоторой изысканности, но в то же время изысканности естественной и не принужденной. Несмотря на необычайный сюжет, у автора ни разу нельзя было заметить образа крайне напыщенного в сравнении или высокопарного. Именно потому удалось ему не только закончить поэму с долей исключительной своеобразности, но и дать подобным концом необходимый материал для обобщённой характеристики дряблости той психологии, что существовала в 1880-х годах. Невозможно придумать такой конец, ведь его может лишь подсказать живая действительность. Следовало полностью отрешиться от любого рода погони за мишурой и блестками, для того, чтобы разрушить настроение души человека с идеальным складом натуры "подвигом" подобного странного рода.

Лишь правдивость дала Апухину подсказку, что лишь на такой подвиг способен человек, коим является автор поэмы-дневника. Характеристика поэта, к слову, как певца в общем любви, так и в частности безответной, не определяется исключительно содержанием его работ, пусть и самые крупные из них таковы. Так, образец своей сжатости - поэма "С курьерским поездом". При этом в ней заключено меланхолическое повествование о том, как два влюблённых человека, которым не удалось соединить судьбу в виду обстоятельств в молодом возрасте, получают эту возможность спустя двадцать лет... И во время свидания чувствуют, что те эмоции, что были воспеты в поэзии прошлого, испарились и лучше им было не встречаться вовсе. "Письмо", составленное педантом к "Году в монастыре", также имеет предметом преданность рабскую к любимому существу, без любого намёка на взаимность со стороны. "Старая цыганка" - трактат о любовных чарах. Небольшие же пьесы из сборника Апухина принадлежат, скорее, к стихотворениям, в особенности так полюбившимся композиторам романсов.

В редкие же минуты светского автора "Года в монастыре" привлекают и иные интересы. В такие минуты он занят написанием пьес, вроде "Недостроенного памятника" (1871 год), где прославляет Екатерину за то, что она, отдаваясь сердечным порывам, не забывала и интересов государства. Определённое время это стихотворение пользовалось огромным интересом среди чтецов и актёров, нравилось массовой публике. Причина в том, что в то время творение содержало в себе некоторое пикантное затрагивание интимных тем. Менее торжественными вещами, тем более интимными, являются стихи патриотического характера, как, например "5 октября 1885 года".

Есть у Апухина и не менее хорошие вещи не интимного характера. Так, по своей тематике, прекрасное стихотворение "В убогом рубище, недвижна и мертва", словно напоминает Некрасова. Творение спасло то, что оно ничего общего не имело с основным (гражданским) мотивом пьесы, где была проведена параллель между обнаруженной в поле мертвой женщиной и той обстановкой, где она и повстречала свою смерть: день был чудесен и вешен, по кочкам зеленели молодые травы, да и дети бегали, радовались жизни поющие жаворонки...

Из стихотворений преимущественно элегического характера, стоит обратить свой взор на неповторимые по красоте октавы "Венеции". Здесь сказалось то, что меланхолическое настроение автора получило основу не на почву философии, не на разочарованиях общества и духовных разочарованиях, а в исключении своём на основе как личной, так и на физиологии постепенно стареющего тела. При всей красоте написания, всё же оставляет сильное впечатление пьеса большого размера под названием: "Из бумаг прокурора" (исповедь самоубийцы из великого света).

Что касается работы "Перед операцией", то она написана с традиционной для Апухина простотой, что так сильно напоминает манеру письма Коппе. Из юмористических пьес поэта стоит отметить забавную: "Кумушкам". Его проза не имеет ровного достоинство. Чувство недоумения у большинства читателей вызывает рассказ из жанра фантастики «Между смертью и жизнь». Здесь можно встретить вялое начало огромных размеров, при этом повесть не закончена и не имеет названия, занимает третью часть тома, где уместилось небольшое наследство всего, что написал автор за свою жизнь. К слову, этот рассказ можно смело отнести к наивному спиритизму, нежели к фантастике, мистике.

С большим интересом можно прочесть "Дневник Павлика Дольского" или "Архив графини Д***" (повесть в письмах). По некоторым упоминаниям об Апухине, в "Дневнике Павлика Дольского" большая доля - автобиографическая. Не указывается что именно, но с точки зрения литературной и автобиографической (поскольку "Дневник" и "Архив" - выражения основного настроения Апухтина и его центральных типов), как одна, так и другая повести являются автобиографичными. Перед нами общая психология писателя: неопределенный пожилой человек в томлении, который не боится надвигающейся старости, который бесстрастной любовью проявляет свои чувства (при этом не требует взаимности) он - безвольный и покорный сердечной владычице, тот, кто исполняет все сделанные ему приказания.

Как в "Дневнике", так и в "Архиве" в особенности, очень много описаний; время от времени зло и с большой меткостью изображаются разные грешки человечества, в преимуществе любовные. Важно заметить: не грехи, а именно грешки: Апухтин никогда не относился с серьёзностью к тому, чтобы на полном серьёзе обличать родную себе среду. В целом, он представляет собой тот редкий в истории русской литературы талант, который сочетает в себе не просто писательское мастерство, но и проникновенную великосветскость. Так или иначе, самые известные писатели тесно связаны с этим самым великим светом. Конечно, не всеми руководило, так называемое, «лермонтовское» желание кинуть «пустому сборищу железный стих, что облит горестью и злобой»; но практически все находятся выше этого сборища, пустоты. Про Апухтина так сказать невозможно, ведь он, по складу своей души, ни на сколько не становился выше уровня простой светской психологии.

 

Обращаем Ваше внимание, что в биографии Апухтина Алексея Николаевича представлены самые основные моменты из жизни. В данной биографии могут быть упущены некоторые незначительные жизненные события.